GEOPOLITIKA CORONAVIRIDAE - 2

6. Социальная трансформация и о вавилонской башне.


Глобализм не готов. Всеобщую унификацию человечество встречает реакцией всеобщего разобщения. Это здоровая реакция, посланная Богом ещё строителям Вавилонской башни. Разделение языков – это не какая-то лингвистическая революция, а разрушение социальных связей, атомизация и распад культуры на субкультуры. Своего рода мутация-этногенез на почве избытка культурной информации и аутистического желания закрыться от невыносимой сложности мира в отстроенном кенотафе, в виртуальной (в древности - ритуальной) пещере своей жизни, но не в одиночку, а с группой единомышленников. Происходит деструкция больших национальных культур. Сначала в среде космополитической верхушки общества, а потом и всё ниже в толщу народа. Сначала в наиболее развитых государствах, а затем и по всему миру. Люди как бы «приватизируют» часть реальности (дешевле - виртуальности) и сопротивляются доступу в неё кого-либо извне. И в реальности вся структура жизни приватизируется.


(Точно такой же фазовый переход был от античности к средневековью, наступление которого было временем тотальной приватизации. Анекдотичность истории Византии во многом объясняется непониманием духа времени, склонностью рассматривать её историю как продолжение истории античной империи и невниманием к «литературности» и полемичности (осложненной грузом сохраненной античной традиции) исторических сочинений. Византийская история становится своего рода классической стилизацией наподобие «Илиады». А, между тем, это было средневековое государство с распределенностью власти по «федеральной» и местной феодальной лестнице, и анекдотические приключения императоров, внутренние конфликты и перевороты были отражением борьбы сильных партий нобилитета, представители которых и писали «истории» в апологетическом, полемическом, сатирическом, филиппическом и каком ещё угодно ключе – античная традиция богата. И, скажем, удачливый кондотьер Велизарий превращался в римского героя-полководца, а компромиссные президенты-базилевсы рисовались Менелаями и Агесилаями либо Эдипами и Еврисфеями.)


Распад обществ на субкультуры в настоящее время носит характер ухода людей в виртуальные сообщества. И всемирный ажиотаж «цифровизации» - это агиткомпания по перемещению и фиксации всех ключевых параметров жизни человека в сеть, то есть в собственное персональное досье с соответствующими уровнями доступа. Тотальное продвижение новой невиданной формы контроля над жизнью людей форсируется везде по мере готовности технологий. Лет через 10 неимение аккаунтов в важнейших социальных сетях, сращенных с управлением доходами и расходами человека, будет признаком большой неблагонадежности и маргинальности. Однако, парадокс в том, что эта идеальная оруэлловская машина оказывается по частям во владении целой сети «больших» братьев, братков и братишек, терпеть друг друга не могущих и неспособных договориться по незнанию чужих языков. И никакого 1984 не получается. Вот это и есть смысл и итог вавилонского столпотворения.


Нарастание контроля государств за частной жизнью граждан влечет тотальное же отчуждение граждан от государства, что чревато крахом. В поисках новых источников мобилизации обществ КОВИД-19 оказался как нельзя кстати: у чиновников по всему миру заблестели глаза, распушились перья и загорелись гребни – дело спасения Отечества от многократно раздутой угрозы прибыльно и приятно, а все антиправительственные выступления автоматически становятся национальным предательством в тяжелый час борьбы со Злом. По сути же происходит глобальная репетиция конфликтов 21 века, выявляющая степень мобилизации обществ, их резервы и возможности. Параллельно на более глубоком уровне и, естественно, не везде и негласно ведутся антропологические и социологические исследования, выявляющие реакцию обществ, социальных типов и слоёв на экстремальные ситуации, что снабжает знаниями, ценными для будущего. Одна только статистика ношения/неношения/мест и времени ношения/фасонов и манер ношения медицинских масок при обязательном масочном режиме может больше рассказать о реальном отношении общества к распоряжениям власти, чем контент-анализ политических блогов всех вместе взятых. Ведь маска – это социальная манифестация. Безотносительно к сомнительной пользе тотального ношения масок, маска является показателем отношения человека к сложившейся ситуации и склонности к определенному поведению в ней. И при этом маска является аналогом намордника: заявление о своей лояльности к установленному порядку и безопасности для окружающих, несмотря на личное стеснение и неудобство. Понятно, что мотивы могут быть разными, но в целом у среднего гражданина ношение маски есть показатель доверия к государству, а неношение – недоверия. И уверяю, этот показатель точнее, чем любые «всенародные голосования».


Технологически пока что тотальный сбор данных о гражданах в оффлайне малопродуктивен, в связи с чем всех мягко, но упорно загоняют в онлайн, где фиксируемые социальные процессы уже можно анализировать и прогнозировать в реальном времени. 


Однако, всё это распадается на языки и национальные системы при первом чихе. Народы несмотря ни на что демонстрируют живучесть как конструкт. И при распаде наций на субкультуры они либо сходят со сцены, поглощаясь более цельными образованиями, либо служат субстратом для нового этногенеза. А всеобщего человейника никак не выходит. И как ему выйти, если сама страна, претендующая на роль всемирной метрополии, не изжила глупейшего расизма, вертя толерантностью и политкорректностью как мартышка очками, а в результате только фиксация и углубление конфликта. Уже со сносом памятников.


Разобщение на всех уровнях под действием страха – вот главный социальный результат коронавируса. Но степень разобщения разная на межличностном, национальном и международном уровнях. Если международные связи лопнули как международный спорт, межличностные трансформировались в зависимости от структуры социальных связей и поляризации в обществе, существенно перемещаясь в онлайн, то национальные государства демонстрируют дееспособность и эффективность, работая как «точки сборки» при любом нарастании социального напряжения. Антихристу, похоже, рановато.


7. О новой многополярности.


Любая доктринальная схема политической гегемонии в мире условна не менее, чем марксистские «формации». Это статика, фиксирующая в лучшем случае момент динамики.


Динамика состоит из перемещающихся зон покоя и цепочек конфликтов, причём затухание цепочек часто сопровождается их появлением в другом месте. Это похоже на тектонику литосферных плит: при относительной стабильности континентов, субконтинентов и микроконтинентов, зоны рифтов, поясов сжатия и горообразования, напротив, подвижны, и затухание этих процессов в одном месте чревато их развитием в другом, периодически раскалывая континенты на куски. Стабильность и конфликты здесь стоит воспринимать не физгеографически, но комплексно, учитывая национально-языковые, культурные, религиозные, экономические, технологические и прочие связи и разобщения между обществами.


Граница с конфликтной зоной проигрышна всегда. А вот пролегание конфликтной зоны внутри государства может быть как проигрышно, так и выигрышно. Гегемоны склонны окружать себя зонами стабильности, экспортируя нестабильность в неподконтрольные зоны. Но государство, идущее к сверх-гегемонии, приходит к парадоксу: при укрупнении его стабильного окружения зоны нестабильности возникают уже внутри него, причем зачастую - в самом имперском центре. Достаточно вспомнить историю расколов и разделений мировых империй. Эта история повторяется многократно, и США уже, похоже, не могут её избежать. Глубокий конфликт в американском обществе обозначился ещё ранее «эпохи коронавируса», и эта эпоха лишь обострила его. На выручку братьям-англосаксам плывет брекзитнувшая Европу Британия, и зона нестабильности обозначается уже по Ла-Маншу. Но, как уже было сказано ранее, внутренняя зона конфликта может быть и выигрышна, когда этот конфликт управляем и надежно заблокирован от стихийного развития социальными предохранителями. В таком случае у государства получается в лице разных представителей своего истеблишмента дружить с разными соседями, создавая зоны затишья на своих границах, а внутреннюю зону полемики активно модерировать и направлять в конструктивное русло. Так устроены реальные многопартийные режимы. Таков долгие годы был и республиканско-демократический дуализм в США, давший глубокую трещину в последние годы. США могли бы оставаться государством № 1 в мире, если бы смогли находящимся под своей эгидой гарантировать отсутствие внутренних зон нестабильности и эффективную справедливую модерацию всех внутренних разногласий в центре. Про экспорт нестабильности американцами не писал только ленивый. А вот теперь и внутренний механизм модерации сломался. В результате вместо плавучего моста между Европой и Азией, в качестве которого США только и могли бы осуществить сверх-гегемонию, они испортили отношения и с теми, и с другими.


Нельзя сказать, что США вели глупую политику: мысля практически, они упорно вбивали жирный гвоздь в центр Евразии, в «регион пяти морей», и сеемая там смута и крамола имела ясную цель: не допустить евразийского единства. Стабильная развивающаяся Евразия от Вьетнама до Исландии будет существенно мощней даже единой (но весьма проблемной) панамериканской империи. Соответственно, исход такого развития событий ясен, и вредительство американцев логично. Нелогично выглядит и свидетельствует о незрелости американцев лишь то, что они искренне не понимают, за что их при этом не любят. Любая достаточно крупная мировая империя может длительно держаться только на золотом римском принципе: непреклонность в несчастиях и умеренность в счастии, то есть доблесть и великодушие. У американцев есть проблемы с первым и провал со вторым.


Эпоха коронавируса выявила парадоксальную картину: при всей готовности «под ключ» системы тотальной слежки и контроля за жизнью человека, глобальный тоталитаризм не складывается. Напротив, в мире нарастает разобщение, растет недоверие и общественное расслоение. Силовой захват мира блокирован ассиметричными угрозами, а в порядке добровольного согласия мир не готов определить себе сверх-гегемона. Похоже на то, что наступающий век станет «эпохой борющихся царств». Три-четыре геополитических блока и тлеющие зоны конфликтов между ними.


Каково же положение России в таком мире?


8. Перспективы  России.


Перспективы России весьма благоприятны. События свидетельствуют о том, что мир плавно отказывается от гегемонии США. Соответственно, Россия не только перестает быть вынужденной мишенью для Европы, но превращается в стратегическую зону тушения конфликтов и обеспечения стабильности, а для Китая становится пусть не равновеликим, но равноправным и уважаемым партнером, отношения с которым можно строить без оглядки на окрики из Вашингтона. Проблемным направлением остается только мусульманский мир. (Индия, очевидно, будет несколько особняком, даже про-американобританским особняком). Однако, соблазн стать основным евразийским транзитером и в значительной степени транзактором, я думаю, окажет стабилизирующее влияние на арабский мир, что приведет к изоляции зон нестабильности в ограниченных очагах. При этом ни одна сила в Евразии не сможет диктовать и доминировать. Помимо южно-арабской зоны транзита, будут развиваться среднеазиатско-российские (в том числе и трансарктические) конкурирующие коммуникации, а Европа и Китай будут уравновешивать друг друга. И главный жирный плюс такого альянса – это содружество СОСЕДЕЙ, а не «транс-Атлантов», что всегда прочнее, так как он базируется на естественной потребности огромных масс людей жить в мире и добрососедстве. 


Что же для этого потребно, учитывая упомянутую выше склонность больших стабильных геополитических зон порождать (и не без заинтересованной помощи извне) внутренние расколы и цепочки конфликтов? Механизм внутренней модерации. Как он будет институционализирован – не так важно. Важно, чтобы он опирался на стабильное и СПРАВЕДЛИВОЕ «вестфальское равновесие» всех составляющих системы: Европу, Россию, Исламский мир и Дальний Восток (Китай с сателлитами). (Окружающие эту систему мостики-кораблики Япония, Индия, Британия будут пытаться играть роль связных-балансиров между Евразией и Америкой). В рамках такого миропорядка Россия может получить подобающее ей исторически справедливое место.


Возможен ли такой миропорядок? Вполне. Получится ли? Неизвестно. Но в любом случае понижение роли США в мире будет способствовать внутриевразийской стабилизации – это можно предсказать почти математически. И это значит, по крайней мере, что Россия сможет добиться благоприятного для себя урегулирования всех окружающих тлеющих конфликтов и политической консолидации Русского мира.


Однако, к сожалению, текущий политический режим в России совершенно неадекватен таким задачам. Он далеко не худший из возможных, но он находится в фазе глухого застоя с зашкаливающим лицемерием публичной жизни и фиктивностью любых озвучиваемых инициатив, общеочевидной уже в сам момент их озвучивания. Естественно, при этом общество поражено сильнейшим внутренним недоверием, ощущением бессмысленности происходящего и отсутствием надежд и перспектив.


Естественная партийно-политическая конфигурация, которая должна была бы сложиться сейчас в России, не имеет ничего общего с балаганом россиянского «парламентаризма». Истрепавшиеся коверные шуты госдумы не представляют ничьих интересов и не имеют никакой политической ориентации, кроме озвучивания пустой трескотни на потеху низам общества. Кому нужны все эти «-измы», «единства», «фронты» и прочие глупости? Абсолютно никому. Меж тем международное положение России и структура её населения ясно показывают естественную политическую конфигурацию: в России должна быть проевропейская партия большинства и проазиатская партия меньшинства с относительно автономной фракцией мусульман внутри. Они могут называться как угодно, но они должны быть институционализированы в виде сети объединений, ассоциаций и клубов бизнеса, ученых, чиновников, региональных элит, ориентированных на развитие отношений преимущественно с Европой, Азией или мусульманским миром. В таком виде они будут транслировать в центр не обрывки замшелых идеологий или смехотворные в своей лицемерности верноподданические уверения, а реальные регионально-культурные интересы крупных масс российского населения. В центре же должен находиться сильный и эффективный модерационный хаб под эгидой, конечно же, русского монарха. Такая политическая система будет здоровой, стабильной и полезной, так как создаст пресловутую попперианскую «открытость» российского общества для диалога с ближайшими сильным соседями, не нарушая внутренней цельности политической конструкции в целом, а наличие евро-азиатского баланса интересов внутри страны, чутко регулируемого из центра, будет предохранять от нежелательных перекосов и метаний в политике. Тогда Россия сможет реально стать самым удобным мостом между Европой и Азией, а Евро-Азиатская стабильность вышибет из-под англосаксов положение мирового балансира №1. Выгоднее всего обычно балансиру. Невыгодно – крайнему на пороге зоны нестабильности. Это очевидная азбука. Поэтому Британии и не по пути с ЕС, как это ни парадоксально.


Важно то, что комичный вождизм Путина только по исполнению является нелепым, отчасти пародируя, но отчасти и являясь несовершенным суррогатом реального архетипа власти в Российской Империи – царской власти, которая является наиболее естественным и крепким цементом, способным обеспечить прочное единство и эффективную модерацию внутренних конфликтов, без чего допускать внутреннюю полемику и реальную плюралистическую политическую жизнь в неискушенном обществе может быть крайне опасно. Подавление путинским режимом любого свободомыслия есть свидетельство слабости и неустойчивости власть имущего слоя, который состоит из горстки одноклассников, кумовьев и дачных соседей, вся пирамида которых висит на одном гвозде: убери его – всё посыплется. Тиран всегда вынужден опираться на насилие не потому, что он злой и испорченный человек, а потому, что ему не на что более опираться. Он одинок. При этом правление тирана может быть и весьма полезным для его подвластных, и объективно далеко не худшим из возможных, особенно во внешней политике. Но тиран одинок. Всё его окружение – клиенты и креатуры, а Старшие Партнеры – в других государствах. 


И Старшие они именно из-за отсутствия у тирана внутренней опоры. Его клиентелла – это лично зависимые люди, на древнерусском – холопы. У холопа может быть богато убранный конь, вооруженная свита и княжеский наряд на сбор подати, но вообще он – никто, нуль. По отношению к тем, у кого он эту подать собирает, которые его презирают и ненавидят. Холоп, наделенный властью или собственностью – это всегда временщик, он не мыслит себя гражданином и членом общества, он мыслит себя рабом. А раб живет одним днем и мечтой о том, чтобы когда-нибудь самому стать рабовладельцем. До ойкономии ему недосуг. Поэтому тирании – это всегда такие затянувшиеся «временные правительства» с регулярными ритуальными спектаклями «всенародных» «учредительных собраний», периодическими кампаниями лжереформ, а в реальности с постоянным страхом смещения и преследования. Это как разбойник-управляющий, захвативший у убитого хозяина имение, живет в нём год, три, пятнадцать… Вроде, уже и прижился, и слуги смирились, и жить бы не тужить, а всё равно ясно, что в какой-то момент придется «рвать когти», прихватив по возможности побольше столового серебра. 


Главная проблема тираний – формирование абсолютно негодного правящего слоя, не то что нелигитимного, а совершенно уверенного в своей нелегитимности, хоть и носящего личины магнатов и сановников. Это люди «с двойным дном», это воры: гришки отрепьевы, самозванцы, лжедмитрии и лжевладимиры. Жили себе маленькие советские служащие, потом трудные времена настали, ну стали крутиться туда-сюда, знакомства заводить, и вдруг: головокружительная карьера, высокие посты, светская жизнь, блеск богатства, и неприкосновенность, и несменяемость годами, десятилетиями. Откуда? Почему? Кто дал? Кто дал, тот может и отнять. И, очевидно, не только он может. Но шанс выпал – лови миг удачи! И хлестакова несет вразнос: он начинает отсверкивать брильянтами, зависать по ночным клубам, обустраивает себе именьице за рубежом (куда свалить), с надрывом осознающего свою подлость подлеца хамит и орет на нижестоящих и даже на публику, а потом с фальшивым пафосом истерично радеет за Родину, выдумывая новые запретительные меры, так как перед ним стоит одна задача: не допускать крамолы на вверенном участке, всё остальное – как-нибудь, исполнители пусть копаются в нуждах государства и населения. Вот тип путинского высокого чиновника и околопрезидентского бизнесмена. Это попавший в приключение самозванец, а не член нации, гражданин, хозяин.


Такие парни в качестве элиты нации абсолютно непригодны. И никакая личная гениальность вождя не исправит этой ситуации – один в поле не воин. Если только один на один. А один на армию никак, нужна своя армия. А что у тебя за армия? Вооруженные холопы. А гражданского ополчения нет, мощных вассалов с дружинами нет. Настоящая гениальность человека, ставшего волею случая диктатором обширной империи, состояла бы в том, чтобы тщательно и непрерывно заниматься отбором в обществе не абсолютно бесполезных лояльнейших из лояльных, но лучших из лучших, приближать их к государству, и постепенно делегировать им власть, привилегии и собственность.


Окружить себя вооруженной охраной, наёмными горлодерами и сикофантами и подмять под себя всех, временами выезжая на площадь кидать в толпу золотые монеты («я добрый») – много ума не надо. Эта технология обкатана ещё в античности, а теперь доступна и банантустанам. С кольцом в носу можно этим заниматься. Но история показывает и неизбежный конец такого рода правлений и их последствия. Соответственно, от обоснованного подозрения в скудоумии путинский режим спасает только обоснованное подозрение в его существенной несамостоятельности и международно-договорном характере. Но это означает абсолютную его нелигитимность. Истина, возможно, где-то посередине, сходясь в точке плохой информированности и неквалифицированного ведения дел с внутренним цинизмом и неверием в возможность лучшего устройства России, чем судьба быть их личным источником богатства, размещаемого в иных, милых сердцу, странах. Это очевидное нравственное уродство, и иным оно быть в ситуации тотальной лжи и лицемерия не может. 


Но последнее – это уже болезнь общества, и исцеление от неё – важнейший первый шаг к возрождению нации. Русским давно пора оказаться в 21 веке, осознать себя в нём, а не оглядываться на давно протухшие муляжи прошлого. Путинизм – никакая не проблема, так как это поколение – поколение старых советских зубров, не умеющих ничего, кроме плохого воспроизведения давно устаревших образцов государственной и общественной жизни – скоро и неизбежно уйдет. Проблема в том, что придет на смену ему.

GEOPOLITIKA CORONAVIRIDAE

GEOPOLITIKA CORONAVIRIDAE


1. О правильной статистике.


В оценке того, что такое есть пресловутый коронавирус, определяющую роль играет статистика, и именно этот инструмент глубоко мифологизирован. Людей гипнотизируют магией цифр, но даже на таком условном материале, как официальные данные, не сделано минимально необходимых выкладок. К примеру, говорят о «русском чуде низкой смертности», но из чего делается такой вывод? Из соотношения цифры заражений и цифры смертей. Но очевидно ведь, что цифра заражений полностью завистит от количества тестов, их качества, политики и методов оценки. Согласно официальной же статистике оказывается, что по процентому отношения количества тестов к населению Россия на лидирующих позициях в мире, причем это соотношение от страны к стране меняется на порядок. Одно это уже обесценивает псевдопатриотические ложные мифы, превращая пустую болтовню в посмешище. 


Collapse )

Корректировка финала или Сага о Брекзите 4

***
И, last but not least: кто ЭТО ВСЁ нам показал и что именно он хотел сказать?
На вопросы «кто говорит», «кому говорит» и «зачем говорит» отвечено в самом начале большого обзора «Политическая мифология Вестероса» (https://111-03.livejournal.com/17780.html). Тут ничего не прибавить и не убавить, а чтобы конкретизировать глубже, надо знать внутренний англоамериканский политический контекст, в чём разбираться особой охоты нет.
Только краткую выжимку конечной «морали басни» надо бы сформулировать.
Философия Саги в самом сжатом виде представляет собой послевоенный европейский пессимистический реализм, абсолютизацию идеи баланса. В общем, это западное видение итогов ХХ века. «Лучше бесконечный ужас, чем ужас без конца.» «Худой мир лучше доброй ссоры.» Пускай постоянная подлость, растянутая во времени, но не политический экстремизм, требующий для глобальных целей больших жертв. В общем-то политически - это ОТКАЗ ОТ ГЛОБАЛИЗМА. Уничтожение Железного трона. Естественно, только на данном этапе. Стратегии тут нет. Хотя философия есть.
Надо понимать только, что это философия ПОБЕДИТЕЛЕЙ, и именно поэтому она такова. Клаузевиц заметил, что нет на свете никого миролюбивее, чем текущий победитель. Он уже сконфигурировал мир «под себя», он перешел к обороне, а в идейном плане стал ярым «пацифистом», «гуманистом» и «миротворцем». Потому что так выгодно. Станет невыгодно – философия изменится моментально на 180 градусов.
Плохой ли это вариант? В общем, нейтральный. Жизнь продолжается. Глобализм будет строиться заново, другими средствами. Не строить его не могут - вавилонская башня требует жертв. Просто теперь он будет строиться преимущественно на информационном контроле, трон будет не железным, он будет виртуальным и анонимным оракулом в виде кресла на колесиках с декоративным «королем».
Картина мира Саги: западный мир контролируется балансом между Британией и США, конфликт между которыми порождает ситуацию мировой нестабильности, предоставляющей «хаос-лестницу» разнообразным силам, в частности и евро-азиатским конфигурациям, опирающимся на мощные ресурсы и военную силу Востока. Континентальная Европа склонна к балансированию между включением в пан-континентальный проект с Россией и Китаем с одной стороны и союзом с атлантистами с другой. Это толкает англосаксов (Британию + США) в объятия друг к другу из опасения утраты гегемонии. А коалиции «Старки-Ланнистеры-Грейджои» (атлантизм) коллективный Восток даже в союзе с остальным Вестеросом противостоять ПОКА не может. Даже внешняя победа, достигнутая грубой силой (буквально: атомная бомба на Нью-Йорк) не даст евразийской Дейнерис плодов победы. Достаточно реалистично.
Что предлагается: железный трон ООН устарел, стал чисто декоративным и готов к демонтажу, пора приступить к структурированию мировой власти на информационном уровне, по реалиям информационного общества. Владение ключевой политической информацией, закрытой для других («нет ничего сильнее хорошей истории») – гарантия власти более сильная, чем любая вооруженная мощь.
Западу предлагается сконцентрировать эту информационную мощь в едином координирующем Британском центре, который будет внутренним арбитром и балансиром в новом вестеросском союзе США и Западной Европы с распределенными ключевыми ролями («малый совет»). Кому-то показалось, что Вестерос переходит к политической раздробленности? Это иллюзия. Речь идет о построении более монолитного и консолидированного и более жестко-иерархичного Запада с ядром (по старшинству) «Британия-США-Франция-Германия», а остальное – гарнир. «Дядя? Сядьте!» Британия обосабливается от ЕС как и положено арбитру, США обосабливаются от своих единоличных имперских амбиций, Франция и Германия обосабливаются от любых евразийских проектов, угрожающих доминированию узкого клуба ведущих игроков Вестероса, а значит в значительной степени – от интересов прочих членов ЕС, которые мыслятся в этой конфигурации ведомыми и зависимыми. Ну и любые контакты, договоренности, общие проекты с Россией, как и с любой страной за пределами вестеросского периметра, существуют лишь для того, чтобы в самый выгодный момент от них отказаться, а партнера кинуть, оболгать и нанести ему максимальный вред.
По сути, это проект прохождения Западом очередного геополитического кризиса с новой консолидацией и выигрышем в результате. Неплохая заявка на победу. Мизинец бы аплодировал.
Выгорит ли?
Знаете… думаю, что нет. И дело даже не в том, что этот мир НЕСПРАВЕДЛИВ, хоть и успешен внешне. По условиям информационного общества обертка значит больше, чем содержание. Дело в другом.
Задумано, умно, хитро, но... УРОДЛИВО. Мир победителей Саги – НЕКРАСИВ, как он из себя ни пыжится, ни охорашивается. В этом его БОЛЬШАЯ проблема. По условиям информационного общества.
Возможно, в этом зарыта некая «свинья», подложенная американцем Мартином своим английским коллегам и почитателям. Американец всегда немного Бронн, он ценит нарочито грубую правду, она для него неодолимо привлекательна, с языка срывается. А что для американца хорошо, для британца – смерть.

Корректировка финала или Сага о Брекзите 3

***
Кратко подобьем «кисло-сладкий» баланс по отдельным землям:
В Британии триумф ЕИВ Сансы.
Но этого мало. Оцените: Север остается Старкам и получает независимость (брекзит). При этом главой «Шести королевств» тоже становится Старк, ну «Старк», но по легенде он как бы Старк, так коронуется. Типа, Британия вышла из ЕС, но главой ЕС при этом назначен принц Уэльский. Гм… Серьезно?
По Германии всё так, как прогнозировалось. Штормовым землям разрешили иметь своего полноценного лорда. Который как-то не особо обязан Старкам или Ланнистерам, он обязан Дейнерис, но чего стоит теперь эта услуга? Джендри глуповат и зависим. Хотя вспомнить, что он сын Роберта, может.
Фансервис с «ДжейБри» завернули самым издевательским образом. Ну что может американец (США) по отношению к немке (Германии)? Поматросил и бросил. Хотели – получите.
По Франции смех: отдали в управление проходимцу Бронну (мы чего-то не знаем о Макроне?), но Тарли при Большом Деле (британцы «берут в дело» французов).
Дорн неважен, швейцарцы с австрияками отсиделись и следовали за Старками – им оставлен статус-кво.
Что характерно: хрестоматийные серсеины «партнеры НАТО» (одетые как пресловутые «в чешуе как жар горя 33 богатыря» по польско-татарскому канону) были выпилены моментально, позорно и полностью. Именно так я и прогнозировал. Тут даже особый юмор – копьё в зад от Серого Червя.
Теперь по семьям:
- британцы Старки в шоколаде и правят ВСЕМ;
- американцы Ланнистеры сильно сдали и обескровлены, но при деле на ключевых постах и с будущим;
- старой немецкой аристократии Баратеонам конец, новый отпрыск – неопытный легко манипулируемый остолоп, династия де-факто прервана, но восстановлена с нуля и будет жить;
- Грейджои опущены и обескровлены, будущее под вопросом, но возможно;
- рейно-швейцарцы Аррены и Талли отсиделись и с будущим;
- Тиреллам конец, французы поставлены под внешнее управление в лице экстерриториала и международного афериста Бронна, но французов в лице Тарли (с отличными перспективами продолжения рода) допустили к центральному управлению Доминионом «Шесть королевств»;
- Риды в своем соку варятся, принц Дорна объявился - это мелочь, но тоже при деле, хоть и в виде мебели, как и прочие «дяди».
Кто в однозначном минусе? Таргариены.
Вся горечь финала – Таргариенам.
Остальным – кисло-сладко.
Старкам – шоколадно.
Собственно, ВСЁ, кроме финальной роли Таргариенов, я предсказал верно в общих чертах – как сохранение статуса-кво с включением Таргариенов. Статус-кво, однако, состоялся на иных условиях, в жертву которым были принесены Таргариены как род и политическая сила Дейнерис в целом: частью она уничтожена, частью «слита» за полной своей недееспособностью в отсутствие лидера (надо видеть, насколько параллельны, даже тождественны удар Арьи Королю Ночи и удар Джона Сноу Дейнерис, разрушающие их силу одним точечным уколом), а выигравшие её «соратники» на поверку оказались хорошо внедренными агентами-предателями.
Ну, Теон мог выжить, Дрогон мог помереть – это непринципиально.
Ну, Мелисандру посмертно полуреабилитировали.
Ну, к серым червям и туркам были помилостивее чуток, чем могли бы. Тут, видно, политкорректность сработала.
Единственный действительно неожиданный разворот – преданные Таргариены.
Можно ещё вишенку на торт: фамилия Вариса – Скрипаль. Продажный многократный перебежчик, который вдруг стал благородной жертвой «с принципами». «Лучший друг» британо-американца Тириона «и если бы знал последствия, то предал бы снова» Ланнистера, который его со слезами на глазах предает, но при этом глубоко возмущён «тиранией» в душе, куда больше британца Джоника. Предатель возмущён казнью предателя. Логично.
Вообще все сериальные обвинения в адрес Дейнерис – это такой смачный «скрипаль».
И ещё довесок: сериальный типаж Эурона, частично воспринявший разработанный в западной масскультуре образ «злого клоуна», в последней сцене с Джейме приобрел некие черты, роднящие его с Рамси и проясняющие их общий британский архетип: это THE HOOLIGANS. Это никакие не злодеи. Это приколисты. Просто приколы у них такие. Британские.
***
Что в итоге?
Итак, мегатема Саги – Предательство.
Она противоположна мегатеме, лежащей в основе культуры христианской Европы – Жертве. Христос внешне проиграл в локально-иудейские «престолы», но выиграл весь мир.
Иуда же в «престолы» выигрывает, но создает порядок, основанный на лжи. Мир людишкам оказывается купленным ложью и преступлением, строится лживый и преступный миропорядок, который и есть перманентный хаос-лестница с карабкающимися по ней тирионами-броннами-давосами-тарли. То есть МИРА НЕ БУДЕТ. Как не было мира и после восстания Баратеона. Игра престолов не прекращалась ни на миг.
Дейнерис увидела всё это. Она увидела и настоящее, и будущее Вестероса с ТАКИМИ людьми. И она не приняла его. В дилемме «спасительная ложь и гнилой компромисс со сволочью и мир ЛИБО честь и война», она выбрала войну, ведь её девиз «Пламя и Кровь», то есть «Сила и Честь». Её выбор был не политическим, а нравственным. «Колесо», которое она хотела сломать – это не глупая болтовня Тириона про необходимость «выборного короля» и т.п. Это как раз и есть «Колесо» как оно есть - власть «коллективного мизинца». Власть перманентной лжи, подлости и предательства. «Игра престолов». Дейнерис хотела ПРЕКРАТИТЬ ИГРУ. У неё действительно была ИДЕЯ. Пусть утопическая по меркам показанного мира, но БОЛЬШАЯ и КРАСИВАЯ. Ни у кого больше такой не было. И, к чести Джона, он почти понял её. Но испугался и был взят на поводок теми, кто его воспитал и ВЁЛ.
Однако же, я и понимаю, и не понимаю горя «фанатов» Джона и Дейнерис. Вроде бы, они «проиграли», но, глядя на «победителей», неужели вы не понимаете, что на самом деле они ВЫИГРАЛИ?
Какой внутренний тиран заставляет вас верить в «безумную королеву», «боги подбрасывают монетку», «колокола» и прочий клеветнический бред явных предателей? Неужели вы не чувствуете правды характера у Дейнерис? Поймите, «горы трупов» и «визг детей» вам просто ПОКАЗАЛИ типа постановки «химическая атака отмороженного диктатора Асада». Это простая манипуляция, военная пропаганда. Все эти вещи перманентно и столетиями творятся во всех войнах. Был акт жестокости? Хорошо, был. Почему, что его вызвало? Сериал прекрасно всё показал. Это была слабость и отчаяние. Дейнерис реально осознала свое полное одиночество, тотальное предательство, обман и неуверенность во всём и, более того, само несовершенство того мира, который она решилась спасти и избавить от зла, несовместимость её мечты и светлого идеала со злом, которое разлито в этом мире и правит им повсеместно. Ведь что такое «колокола»? Кто сказал, что это «сдача города»? Серсея? Нет. «Колокола» - это условный знак, который лживый перебежчик Джейме должен был подать предателю Тириону, и означающий, что он на месте и приступил к спецоперации по эвакуации Серсеи, то есть по лишению Дейнерис плодов её победы. Вы думаете, Дейнерис не поняла этого?
Конечно, это было импульсивное желание выйти из-под контроля окружающих её предателей и неожиданным решением СЛОМАТЬ ИМ ИГРУ ПРЕСТОЛОВ. Так и вышло. На какой-то момент она вырвала свою цель из цепких когтей львов и волков и стала хозяйкой положения. Ценой гибели людей? Конечно. Но эта война началась не вчера, и уже унесла огромное количество жизней. Ради чего тогда эта война? Ради чего погибли её солдаты, её союзники, её противники, ради чего Вестерос годами страдает от непрекращающихся войн? Эти жертвы лишние? Как победитель, отказывающийся от победы, когда до неё рукой подать, оправдает жертвы тех, кто поверил в него, пошел за ним, как он может предать их? А гуманитарный плачь – это удел пропаганды. Кто поднимает меч – тот либо бьет, либо проигрывает. Единственный раз в Вестеросе, когда Дейнерис сыграла не в поддавки с подачи предателей, а по правилам этой проклятой «игры престолов» - и получила желаемое. Но! Это стало и её ошибкой. Не потому, что «с волками жить – по волчьи выть», и надо отказаться от «слома Колеса», принять эту подлость как есть и т.п. низости. Но потому, что красивой мечты и горячей решимости МАЛО. Нужно и ещё что-то. Нужен разум, нужно понимание, что «добрый мир» - это не мир принужденных к добру страхом, а мир людей, выстрадавших это добро и принявших его добровольно. В результате в мире Мартина неразумное Добро проиграло разумному Злу. По причине отсутствия разумного Добра. Но в атеистическом мире иначе и не бывает. Финал предрешен.
Хотя и такой финал с убийством возлюбленной, поставленный предельно символично, в духе античной трагедии и с нечеловеческой красотой картинки разве не прекрасен? Разве Королева Дейнерис не победительница? Разве она не дала тем, кто верно следовал за ней, того, что она им обещала? Она, в отличие, возможно, от ВСЕХ других игроков, не предала сама себя, осталась верна себе и сохранила свою честь. (И, между прочим, выигравшие подлецы это прекрасно понимают.) Но реальный мир Вестероса оказался недостоин её, «трон из 1000 мечей» её детских грёз оказался маленьким уродливым стульчиком. Неужели непонятно, почему Дейнерис получила Железный трон, но НЕ СЕЛА на него? Потому что осознала, что она выросла как человек. И что обладание этим троном было её целью не для того, чтобы сидеть на нём, а для того, чтобы ни один недостойный больше на него не сел. Цель её не трон, никакая она не «маньячка власти» (как победители «иначе зачем мы проделали этот путь» старколаннистеры). Её цель гораздо выше, хоть, возможно, и «не от мира сего».
Дейнерис – не претендент на мировую гегемонию, а убийца самой идеи мировой гегемонии. Разрушительница Железного трона. Она всё-таки сломала хоть не само Колесо, но ось, на котором оно крутилось – Железный трон. Престол, на котором после её обладания им, не достоин сидеть уже ни один выживший в «игре». Она вернула себе Железный трон навсегда. Это победа.
В одной из последних сцен Сэм Тарли приносит Тириону свеженаписанную «новейшую» историю, где он, Тирион, комично «не упомянут». А о ком эта история? Очевидно же, что о Джоне и Дейнерис. Королева разрушила своё настоящее, но завоевала будущее. Уже навсегда.
И, я думаю, она ещё вернется. Договорить с Джоном. В другие времена и в других лицах. Люди живут и умирают, но идеи их переживают, а красота вечно молода.
Истинная Дейнерис в современном мире – это Россия. Почувствуйте это.
***
Что нам внушает финал Саги применительно к текущему глобально-политическому моменту? Каков месседж финала?
1. Брекзит это серьезно. Британия выходит, лишь бесконечно долго торгуется.
2. Глобальному Западу предложена коалиция на определенных условиях. Британия - роль выборного глобального координатора/информационного хаба («король» «Бран») плюс национальная обособленность собственно Британии. То есть «мы и с вами, но мы и обособлены». Остальным национального обособления не положено. В мировом правительстве: Британия (почетное председательство, спецслужбы), США (исполнительное руководство и финансы), Франция (наука-культура), Германия (оружие, безопасность), плюс «морячок» Давос – британский казачок. Дядя? Сядьте! Брюссельские дяди особо не нужны.
3. России, Китаю, Турции, Ирану предложено за свой счет выполнять программу Дейнерис: стабилизировать Ближний восток (участвовать в разборках с игилами), наращивать мощь в противовес много возомнившим о себе Ланнистерам, а потом, послужив чужим интересам (взаимно ослабившись в борьбе с США и выполнив «грязную работу»), быстро слиться «на Наат». (Какое же сильное, я вижу, негодование на Трампа, что он пошел не по сценарию, отказавшись разыгрывать этакого придурковатого и ведомого Джейме, освободив трон для любовно заготовленной Серсеи Клинтон! Тем хуже для него – завалонкарят его в одиночку, без компании. Чтобы не ломал Игру.)
4. Таран против попытки США сделать рывок к мировому господству – вот «рекомендуемая» для России-Дейнерис программа. Взаимная ненависть Серсеи и Дейнерис разжигается со страшной силой, коллективы работают в три смены: только бы не договорились, только бы не договорились меж собой две ведущие военные силы в мире! Вот только русские – не слабоумные Безупречные. У русских своя земля и свои интересы, да и Путин не Дейнерис. Как ни пытается международная пропаганда раздуть военную истерию и конфронтацию между Россией и США, но на уровне народных масс ничего не выходит. Народы относятся друг к другу спокойно и гореть в атомном огне не спешат. И турецкие дотракийцы на рожон особо не лезут.
И всё-таки зря Мартин в своей саге обнулил Китай и прочие «страны третьего мира». Мир Мартина таким образом – мир прошлого, уже неактуальный. А «Бранов» уже полон интернет, эка невидаль. Поэтому в реальном будущем всё будет по-другому. То есть понятно, чего американо-британцы ХОТЯТ, понятно, что они ПРОПАГАНДИРУЮТ, но для программирования будущего у них силенок нет.
В реальном будущем Дейнерис придет, победит, а железный стул аккуратно сдаст в музей. И останется жива. И детишек родит.

Корректировка финала или Сага о Брекзите 2

***
Исходя из сказанного, символизм Саги я должен скорректировать. Дейнерис и Таргариены вообще – это не идея единой Европы как таковой, это идея КОНТИНЕНТАЛЬНОГО ЕВРАЗИЙСКОГО ЕДИНСТВА, которую британцы притворно поддерживали (вошли в ЕС/ союз Джон-Дени), но в решительный момент СЛИЛИ, ПРЕДАЛИ. Джон сделал Дени брекзит. Вот финал фэнтезийной «любовной линии», вот издевательское сбывание пророчества об Азор Ахае и Нисе-Нисе (Мисе-Мисе). И в этом – вся британская идея: «вовремя предать - предвидеть».
Якобы «борющиеся друг с другом не на жизнь, а на смерть» Старки и Ланнистеры, т.е. американцы и британцы, в итоге оказываются ближе друг к другу, чем к кому бы то ни было. Если смотреть объективно, то Старки и Ланнистеры за 7 и 8 сезоны совместными, часто скоординированными усилиями сделали всё, чтобы нивелировать, истощить, уничтожить силы Дейнерис. Что, вы думаете, говорил «десница» Тирион Серсее на переговорах в последней серии 7 сезона? «Сестричка, прикинься что согласна, так надо, сплавим дуру на север и т.д.» То же самое и Джоник – такой же предатель, только смущающийся и закатывающий глазки. Иудушка. Его просто распиарили и использовали аристократы. «Бастард».
Впрочем, образ Джона непрост и многомерен. С одной стороны, он нарисован фигурой совестливой, благородной, мучающейся и трагической. И в принципе он отличный парень: честный, смелый, добрый, хотя не блещущий интеллектом и подверженный меланхолическому самокопанию. Но, с другой стороны, он обрисован явным ДУРАКОМ, из серии «святая простота», которая подчас «хуже воровства». Объяснение простое: парень с детства и наглухо закомплексован своим бастардством. Будучи по своим реальным заслугам достойным большего, Сноу постоянно тушуется, зажимается, уходит от решений и скатывается в плебейство, в «гы-гы» на уровне Тормунда или многозначительное изречение банальностей. Его гнетёт душная аристократическая атмосфера, это прямо видно. Этот невроз Сноу - результат стараний всей семейки Старк, вышколили. Ну и, ввиду ограниченного интеллекта, его угнетает избыточная сложность окружающего мира, которая ему не по уму – но это уже особенность его личности, таким родился. Похоже, что общество незамысловатых солдафонов или дикарей за стеной – это его мир, там он чувствует себя комфортно. Но это всё само по себе не страшно, парень-то хороший.
Плохо то, что Сноу с детства человек внутренне сломленный, «хромая утка». Он тянется к Дейнерис, но боится её, она для него – грозная королева, а не его женщина. Он и зачарован ею, и боится принять её такою, какова она есть. На этом психическом изломе его и утилизировали старколаннистеры, обработав и накачав на мегапредательство «во имя мира во всём мире». А после этого слили - забросили на север организовывать новые ячейки ИГИЛ, издевательски обосновав это «волей Серого Червя». Издевательский контекст слива Джона Сноу хорошо передает психологию и клановую практику британской аристократии: он так и остался бастардом, человеком второго сорта, несмотря ни на какие его подвиги во имя семьи Старков. От слуги (такова роль бастарда, вспомните Рамси) любую службу принимают как должное: эта идеология просто сквозит в классической британской сцене «прощания Старков».
И кто теперь Джон Сноу в исторической перспективе? Новый Крастер? Нет, вернее всего – новый Король Ночи из лордов-командующих Ночного Дозора. Ночной Дозор – Король Ночи. Логично как-то. В следующем сезоне Король Ночи будет смотреть на зрителя голубыми глазами Кита Харрингтона, как бы спрашивающими: «За что вы меня так в прежнем сезоне?»
Вот, кстати, и ответ на вопросы о «нераскрытой мотивации Короля Ночи». Серьёзно. Не надо искать тут никакой «магии» или тысячелетних тайн. Что такое «армия мертвых» символически? Это армия ПРОИГРАВШИХ РАНЕЕ, мстящих живым победителям за свой проигрыш. «Мертвецы мстят» - архетип европейской мифологии. А что это может символизировать в нашем реальном мире? «Международный терроризм». Что это такое? Каков питательный субстрат явления? Проигрыш, слабость, злость. К примеру, исламский мир проиграл в многовековом противостоянии с Европой, мусульманский восток раздроблен, слабосилен, местами прямо оккупирован, по экономической и военной мощи несопоставим с противником. Естественно, что это вызывает террористические методы противостояния. Террор – оружие слабого противника. И естественно, что в такой ситуации условный «ИГИЛ» наполнен агентами и провокаторами противной стороны. Вплоть до того, что руководство «ИГИЛа» на крючке у «МИ6»: об этом вся линия про Брана «видящего Короля Ночи в видениях», «метку», «он теперь знает, где мы», «он хочет уничтожить память мира» - шпионский триллер, почувствуйте это. И мотивация Короля Ночи в отношении Брана проста – агент хочет слезть с крючка босса любым способом – договориться или замочить. Он бы и рад действовать «от себя» и «для себя», но не может: он на крючке. Для него все дороги ведут к Брану. А «память мира», которую он, дескать, хочет уничтожить – не более, чем секретное досье на него. То есть Король Ночи парень, естественно, опасный и контролируемый лишь ограниченно, но он прет по заранее известному маршруту, и не может с него свернуть. На крючке.
***
Какой идеологический гарнир подведен под «слив» Дейнерис? «Гитлер-Гитлер-Гитлер». В XIX веке было бы «Наполеон-Наполеон-Наполеон». Для Дейнерис-России есть вариант «Сталин-Сталин-Сталин». Дейнерис долго была «милашкой», пока помогала «антигитлеровской коалиции», но Дейнерис в Королевской Гавани для «заклятых друзей» это как Сталин в Берлине 1945 или Александр I в Париже 1814. Англосаксы каркают, что континентальные объединительные проекты всегда выливаются в большую кровь, террор и тиранию. Чтобы избежать этого, нужно слушаться англосаксов. То, насколько топорно сериал подвел к «безумной королеве пепла», свидетельствует о лживости самого обвинения. Причина – враждебность англосаксов к пан-континентальному проекту, способному поставить под сомнение действенность их грейджойской талассократии. Все эти «ужасы войны», которыми переполнили кадры, сотни раз до этого возникали в войнах Вестероса, а трупаков на Север привел Бран «иначе зачем я прошел этот путь» Старк, что вполне очевидно. Но это просто не показывали, как не показывали, к примеру, как Арья снимает скальпы, расчленяет трупы Фреев и готовит пирог с начинкой из человечинки. Иначе образ милашки-убивашки приобрел бы, мягко говоря, специфические черты. А теперь вдруг показали «ужасы». А в сцене победной речи Дейнерис практически процитировали классические кадры «Триумфа воли» Рифеншталь на фоне колонн дартвейдеров, да Дрогона несчастного почти нацистским орлом изобразили – до слез смешно. Разве только коляска с Варисом по длинной лестнице не катилась… Штамп на штампе. Реакция не обремененного интеллектом обывателя очевидна: «гитлер-гитлер-гитлер». При этом как-то забывается, что аналоги сожжения Королевской Гавани (Дрезден, Хиросима, Нагасаки) – дело рук отнюдь не «гитлера», а почтенных и респектабельных англосаксонских джентльменов. Которые за эти РЕАЛЬНЫЕ ужасы так и не извинились за многие годы. Победителя не судят? Ой ли. Если победитель ПОДЛЕЦ и победил ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ, суд его ждет. Рано или поздно, но неизбежно.
Центральный идеологический момент финальной серии – речи Тириона перед Сноу (при его обработке и накачке) и перед «собранием лордов».
Речь перед лордами на самом деле банальна и полностью ожидаема собравшимися, т.к. является озвучкой предварительных же договоренностей старколаннистеров (были достигнуты в Винтерфелле во 2 серии: пакт Бран-Тирион у камина). Интересна она только сжатым изложением нового статус-кво и сжатой политической программой на будущее. Об итоговом политическом раскладе в Вестеросе я говорил выше и скажу ниже.
А вот речь при обработке Сноу просто шедевральна как классический образец АПОЛОГИИ ПРЕДАТЕЛЬСТВА.
Там каждое слово, каждый поворот – характерны. Ключевой момент обоснования: я тоже верил в неё, ведь в Эссосе мы убивали «злодеев», а тут де она убивает «невинных». То, что дотракийцы и безупречные гибнут в Вестеросе за чужие интересы – ему не жалко. Они же не пехота Ланнистеров. Гибнут «господа» на востоке – не жалко, «они злодеи». Просто среди этих злодеев нет родненькой злодейки Серсеюшки и родненького подлеца Джеймушки. Но ведь у кого-то такие братики и сестрички среди убитых в Эссосе при деснице Тирионе были? Кто-то плакал над родными трупами, не? А неважно. Там ЧУЖИЕ, а здесь СВОИ. Чувства по-человечески понятны, да вот только когда они претворяются в политическую пропаганду, они моментально превращаются в то, что они есть на самом деле: западный шовинизм, деление людей на разные сорта и полное равнодушие к боли и страданиям чужих под псевдо-гуманистическую трескотню.
Надо правильно оценить риторическую фигуру подлого карлика «да, я предал, и, увидев последствия, говорю, что предал бы снова». Какая изощренная, подлейшая ложь! Ведь предавал-то ты, дружок, давным-давно, с самого начала, и предавал ради своих родных близняшек, а не ради мира во всём мире, и виной этому ЛОЖНОМУ знаку о сдаче, который ты оговорил со своим агентом в городе, был ты, который стремился к остановке боевых действий по одному только знаку твоего агента, независимо от текущей боевой ситуации, истинных намерений обороняющихся и реальной опасности, создаваемой этой ситуацией для якобы «твоей» королевы – и всё это ради спасения врага, который на самом деле был твоим первейшим другом. Это подлое, многолетнее и непрекращающееся ни на миг предательство. Предательство, поставившее доверившуюся своей «правой руке» королеву на грань провала и потери цели всей жизни. Тирион цепочкой всех своих действий в итоге СПРОВОЦИРОВАЛ ситуацию атаки устрашения, которая не понадобилась бы в случае, если бы десница служил Дейнерис верой и правдой, отстаивая ЕЁ интересы на каждом шагу в ущерб интересам любых других политических сил, или честно покинул бы её, освободив место другому, верному соратнику. Но он этого не сделал, и он не в меньшей степени несет ответственность за произошедшее. Однако, он эту ответственность за собой не признает, активно отрицает и полностью вешает на Дейнерис. Ярчайший образец подлой риторики, которая регулярно включается на Западе по поводу всевозможных «гуманитарных катастроф», подготовленных годами безответственной подковерной политики самих этих западных элит, но «виноватым» в которых оказывается очередной подставной «сумасшедший диктатор» - фигура комическая, как тряпичная кукла в площадном балагане в своей западной пропагандистской подаче. Перевешивание ответственности – вот суть апологии предательства и постоянная формула западной демагогии.

Корректировка финала или Сага о Брекзите




Политическая мифология Вестероса
Корректировка финала или Сага о Брекзите

Элен Каррер д’Анкосс: «Россия — это мост или барьер» (Le Point, Франция)Россия и Запад | Кристоф Оно-ди-Био (Christophe Ono-dit-Biot):
«Le Point»: Как вы объясните нынешние конфликтные отношения между Атлантикой и Уралом, чтобы процитировать де Голля?
Элен Каррер д’Анкосс: Конец коммунизма очень плохо отслеживался европейскими государствами, которые не поняли, что Россия была великой европейской страной, которая дважды в своей истории была отрезана от Европы и которая дважды пыталась реинтегрироваться в эту цивилизацию. Первый раз это было во время монгольского нашествия. И в XVIII веке именно Петр I вернул Россию в европейское сообщество. Второй раз это произошло после семидесяти пяти лет коммунизма, и я могу вам сказать, что Горбачев, Ельцин, даже Путин в начале своего президентства были бы готовы следовать предложениям и принципам, которые могла бы сделать Европа России. Не приглашать ее в качестве полноправного члена, потому что авторитет России мог бы разбалансировать европейское сообщество, а предложить ей серьезную систему объединения. Европа этого не сделала. Русские мечтали об этом, но эта мечта потеряна.
— По каким причинам Европа ей ничего не предложила?
— Из-за страха, презрения и недальновидности.


Год назад меня послали с «Политической мифологией Вестероса» на одном из крупных фанатских сайтов по «Игре престолов». Типа, «нам не нра». «Политота». «Удивительное нежелание открыть глаза и начать думать, не ограничивая свой кругозор только тем, что «нра», - подумал я тогда. Впрочем, я отнесся к ситуации с пониманием: каждый вправе отстраивать своё пространство.
Но теперь мне смешно смотреть на обескураженных и негодующих фанатов. Плач любителей фентези: они разочарованы, так как наконец осознали, что их не кормят красивой сказкой, помогающей уйти от пугающей реальности, а эту самую реальность, причем настоящего времени, в концентрированном виде, хоть и иносказательно, излагают.
А чего вы хотели? Красивую сказку? Нет, вы кушаете продукт от американского атеиста Дж. Мартина под общим названием «грызня за власть» (игра престолов). Таков «реализм» его мировосприятия на эту тему. Власть не достается лучшим, власть не достается худшим, власть не достается сильным или умным. Власть достается тайным обществам, спецслужбам и старой британской аристократии – вот посыл финала, его резюме. Прямым текстом. Вам это кажется некрасивым? А кто обещал «красоту»? На вкус нет товарищей.
Что такое вообще «реализм» как метод искусства? Это «искусство, отражающее реальность»? Нет. Произведение искусства – это ПОСЛАНИЕ, ТЕКСТ. Не «мы это видели», а «нам это рассказали». КТО-ТО рассказал. Кто-то рассказал свою интерпретацию некой «реальности», которая существует как «реальность» лишь в нашей голове, мы сами вольны ПРИНЯТЬ ЭТО как «реальность» либо построить образ СВОЕЙ «реальности».
Много слез о несбывшихся пророчествах («азорахай», «валонкар» и т.п.). Но пророчества сбываются именно в сказках. В нашей современной реальности пророчества – это политические слоганы и учения типа «неизбежности победы коммунизма/либерализма/феминизма/анархо-синдикализма etc», они никогда не сбываются, и даже если утверждается о том, что они сбылись, то сбываются они не так, не о том и шиворот-навыворот, так что те, кто их ждал и чаял, понимают, что, может, «лучше бы и не надо». И это отлично показано в телесаге.
Кто сказал, что в сериале, претендующем на «англосаксонский реализм», победит условное добро, великая идея или достойнейший? Почему бы не победить тем, кто не брезгует проходить через цепочки предательств, в том числе и по отношению к своим родичам, но никогда не по отношению к «стае» в целом, не брезгует быть палачами и наемными убийцами, хладнокровно жертвовать слугами и союзниками, нарушать клятвы и жестоко расправляться со своими врагами - и тут же лицемерно лить слезу о чужих «жестокостях», льстить и манипулировать, притворно каяться за ошибки, но, не упуская ни на минуту своей ведущей цели захвата власти, продавать союзника или даже сюзерена в самый решающий момент, в одиночку пожиная плоды общей победы, а все издержки списывая на проигравшую сторону, преданного, уничтоженного и оклеветанного союзника? Разве Старколаннистеры не таковы? Разве не из таких людей состоит новое правительство в сериале? Вам не нравится такая реальность?
Ну так почему бы не построить СВОЮ?
***
Моя ошибка в прогнозах на финал (https://111-03.livejournal.com/20268.html) заключалась в излишней «континентальности» моего взгляда: я видел мир саги европопоцентричным, таргариеновским, хоть и с неизбежной старко-ланнистеровской компонентой, и таковым планировал исход конфликта: общий статус-кво, Эссос отброшен и «предоставлен своей судьбе», но Таргариены вернули себе Вестерос на ограниченных правах и договорных условиях в коалиции с великими домами. ПОСТРОЕН МИРОПОРЯДОК. Не вечный и небезупречный, но весьма стабильный и в целом справедливый. А финал вышел другой: «и вновь продолжается бой».
Не думаю, что мой вариант был исключен. Думаю, это была «живая материя» во многих отношениях. Но контуры и смысл финальной коллизии драмы были сначала глубоко замаскированы, а затем внезапно и неожиданно, хотя по-своему и логично разрешены в конце.
Мегатемой саги стало ПРЕДАТЕЛЬСТВО.
Сага-то британская! Как же она может быть не о предательстве? О предательстве Британией идеи европейского единства. О брекзите на шикарных для «Севера» условиях – на условиях капитуляции Европы. Семь королевств управляются Старками по схеме: Доминион «Шесть королевств» под управлением специального британского спецслужбиста-губернатора «Брана» «Старка» под оперативным псевдонимом «Трехглазый ворон» (он же «Бринден» «Риверс», он же «Кровавый ворон»), а Север - Истинной Королевой Севера и Главой Дома (NB!) Старков ЕИВ Сансой-Елизаветой Второй. Как вам такая наглость? А вот кушайте! Не нравится? «Арьюшка» уже едет за вами.
Ну и Старки ли перед нами? Скорее, «Старки», обманувшие всех. В итоге потихонечку оказывается, что «это уже не Старки». Кто такой «Бран»? Это не человек, это ФИРМА. Глубоко законспирированная и с непонятными для непосвященных целями. То же самое «Арья». СПЕЦСЛУЖБА. И Снежная Королева Санса – вообще сказочный персонаж.
Король Ночи на поверку оказался нестрашным «ИГИЛом», т.е. малозначимой, раздутой англосаксонской пропагандой «мировой проблемой». Отсутствие озвученной мотивации у Короля Ночи, странная связь «Король Ночи – Бран», отсутствие у Дейнерис ключа к решению проблемы (Король Ночи в огне не горит - неожиданно, да?), и наличие такого ключа у британских спецслужбистов (чётко отработавшая связка «Бран – Арья») – всё это говорит об одном: Король Ночи проблема рукотворная и КОНТРОЛИРУЕМАЯ Старками в лице Брана, а точнее – ФИРМОЙ Брана. Ну, либо Бран контролируется Королем Ночи, это как посмотреть, там у них неясная внутренняя субординация или координация. Но по-любому связка, напарники.
***
Роковой стратегической ошибкой Дейнерис с самого начала войны было то, что она не смогла выстроить жесткой коалиции сторонников, контролировать их территорию и в союзе с ними, не распыляя сил, сосредоточиться на главной цели – на ЗАХВАТЕ И КОНТРОЛЕ ТЕРРИТОРИИ. Вместо этого она проиграла уже в 7 сезоне, доверившись предателям.
Проблема Дейнерис как женщины состоит в том, что она не нашла себе мужа, сомасштабного её политическим амбициям и силе её личности и способного мягко, но твердо руководить ею на её пути. В результате она оказалась окружена толпой негодных советников: с одной стороны верных, но недалеких, с другой стороны искушенных, но неверных. Сила её в итоге была подорвана и сломлена через многоступенчатое тотальное предательство «союзников» и «ближайших сподвижников», спровоцирована на террор и идеологически опорочена.
В каком-то смысле, Мормонт имел худшее влияние на Дейнерис тем, что давал ей своей безответной любовью и верностью ситуацию беспроблемного душевного комфорта в любых ситуациях, что бы она ни делала. В результате она не научилась нести ответственности перед кем-либо, кроме как перед своей собственной уверенностью в избранности. Эта её неопытность и некоторая разбалованность сделала своё дело в ошибочности её отношений со Сноу. Она не поняла его человеческих мотивов и положилась на свою самоуверенность, а в результате была жестоко обманута. 
Может показаться, что Дейнерис как женщина ассоциируется с хрестоматийной страстной, но «пассивной» Азией (нуждающейся в руководящем совете). Но Драконья Королева – совсем не «восточный» типаж. У восточной женщины нет другой идеи, кроме покорности. У женщины европейской, христианской культуры идея есть. Но при этом она всё равно нуждается в руководящем совете, ибо она всё равно женщина.
Геополитически Дейнерис есть идея связности интересов и единого пути развития большого евразийского (Эссосско-Вестеросского) пространства с опорой на «Хартланд», то есть центрально-континентальное ядро стабильности и мощи, стягивающее весь континент в общее пространство баланса, мира, равенства и справедливости. В общем-то, Дейнерис – это Россия. Но в англосаксонском мире Мартина России нет, на её месте море, и «восток и запад не сойдутся никогда».
Россия с ядерными драконами + Континентальная Европа, Безупречный поток-2, Дотракийский поток, если позволительно так пошутить. Это конфигурация, которая могла бы получиться в 7-м сезоне, но которую атлантисты-старколаннистеры разбили по частям: южная Европа, Франко-Испано-Италия были выбиты из борьбы, обезглавлены и ограблены. Этого Дейнерис не должна была допустить ни при каких обстоятельствах. Однако, что удивительно: абсолютно белым пятном в конфликте выглядела Германия (Штормовые земли), будто после смерти Станниса там вообще закончилась политика (такой земли нет) или она у кого-то в подчинении? Но у кого? Куда идут ресурсы этого королевства, на чьей стороне они воюют? Ланнистеров? Ой ли. Между тем, союз Дейнерис с Штормовыми лордами и военный контроль этого плацдарма сразу бы поставил Королевскую Гавань в положение полуосажденной столицы, и снял бы все вопросы с верностью и безопасностью Дорна и Простора. Также надо было установить контроль (драконами) над Долиной Аррен, после чего уже можно было бы заняться Речными Землями и Западом. Контроль территории – ключ к господству над континентом.
Вместо этого Дейнерис дала себя вовлечь в лукавое поле якобы «глобальной» вестеросской политики, повестку которой определяли англосаксы-старколаннистеры, где на каждой ступени хаос-лестницы она теряла силы и сталкивалась с очередным обманом или предательством. По сути она (как «Станнис-2») пошла на север за поражением. Каждый раз ей внушали, что ей нужно быть «хорошей» и делать «добро», и она с этим соглашалась, но каждый раз её советниками двигали побуждения игроков, которым «гори всё синим пламенем» и «умри ты сегодня, а я завтра», и которые играли, грызлись за власть исключительно в свою пользу, только прикрываясь ««человеколюбивой» риторикой с острова», как любил называть британскую пропаганду Бисмарк.
Ахинею про борьбу с международным терроризмом «армию мертвых» надо было отбросить или заболтать, отложить, обставить массой условий и в итоге ПРАВИЛЬНО ОТСТРОИТЬ ОТНОШЕНИЯ: если вы меня просите - то просят на коленях, если вы взываете к моему долгу как вашей королевы, то что на счет вашего долга ко мне: не по поводу где-то там бродящего мужика с синими глазами, а по поводу узурпаторши на моем троне здесь и сейчас?
А вообще, встреча агента «Брана» с агентом «Король Ночи» могла бы пройти и приватно, без грандиозных декораций. ИГИЛ выглядит грозно, но отключается точечным уколом в нужном месте. Проблему должен был решить Бран: он ведь её «вёл» и использовал в своих целях? Вопрос следовало разъяснить детально и до конца. Если фанаты сериала жалуются, что им «не раскрыта мотивация Короля Ночи», то уж для Дейнерис принимать решения, не имея надежных сведений о таковой – верх безумия.
Главный грех Дейнерис заключается в её неопытности. Прожженные интриганы Старки и Ланнистеры скушали её, не особо напрягаясь. Эта неопытность оттенена комичной недееспособностью «Безупречных», которые, имея военный контроль над столицей и составляя с дотракийцами самую опытную и дееспособную армию континента, слились с вершины могущества едва ли не стремительнее «золотых мечей», и кочевой анархией дотракийцев. «Восток глуп» - вот убежденность Запада. Однако, «Отелло не ревнив, Отелло доверчив». Восток не глуп, восток недостаточно опытен политически. Но это дело наживное.
Фанаты сериала были обескуражены «резким» превращением Дени в «безумную королеву», не поняв данного сценарного хода. Простите, а КТО вам рассказывает эту историю с экрана? Нейтральный наблюдатель? Ой нет! Как быстро на Западе Сталин из верного союзника по антигитлеровской коалиции превратился в кровавого тирана? Да моментально. Пока Дейнерис была нужна как козырь в вестеросских разборках, её терпели и даже умеренно пропагандировали, но с падением «гитлера» Серсеи новым «гитлером» стала она сама. Вектор пропаганды моментально развернулся, прожженные интриганы и предатели, которыми она себя окружила, моментально переметнулись.
Урок Дейнерис состоит в том, что она не поняла политическую динамику Вестероса как таковую. Взять власть - задача проще, чем её удержать. Любая победа означает лишь промежуточный итог перманентной внутренней войны, результаты победы начинают пересматриваться сразу же, под звук победных фанфар, а самыми умными игроками – пересматриваются постоянно, ещё до того, как победа достигнута. Потому как на вершине холма, где идет пир победивших, начинается самая жестокая и молниеносная схватка по разделу плодов победы. Это тот момент, который постоянно упускается Востоком, но который в крови у Запада. На этом основана и большая геополитическая мораль Саги: Восток может победить Запад, но не сможет воспользоваться плодами такой победы. В общем, неплохая иллюстрация к истории последних веков. Но, я думаю, не к истории самого последнего времени. Мораль-то нехитра, и информационному обществу уже не один десяток лет: люди учатся.
На это у британцев новый задел: король-фирма, персонифицированная масонская ложа с оракулом, изрекающим политические распоряжения. Кто хозяин фирмы? Неважно. Тирион, пообщавшись за кадром с Браном у камина (как и в прошлом сезоне с сестрой – эти закадровые диалоги очень важны), обговорил детали:
- Король Ночи?
- Это вопрос решаемый, он завязан лично на меня.
- Хорошо, решайте. Переходим ко второму вопросу: сдачу Гавани предлагаю оформить культурно. Но что делать с Проблемой?
- Проблему изолируем, постараемся ослабить максимально. Доведем до паники – сможем устранить её по обстоятельствам. Замажем в чём-нибудь.
- Дракон?
- Я найду его.
Фиксируем: сепаратный сговор старколаннистеров за спиной Дейнерис состоялся ещё во 2 серии 8 сезона, он и решил судьбу власти.
Чем в сцене выборов обосновывается авторитет короля-фирмы? «Он всё знает. Про всех.» («Ребята, у вас нет шансов против него. Достанет везде. Новый лучший мир будем строить с ним, иначе никак.») И о чем, по-вашему, эта сага? «Фентези»? «Нет ничего лучше хорошей истории». Для кого лучше? Для того, кто её пишет. Дальше «Игру Престолов» должен был бы дописывать не Мартин, а Оруэлл.

Политическая мифология Вестероса 11

Прогнозы

Напоследок почему б не попрогнозировать. Если сама телесага пытается моделировать современную реальность, то почему бы нам из этой реальности не представить себе ход мысли её создателей?

Такая значительная, двухлетняя пауза перед завершающим сезоном, думается, связана отнюдь не со сложностями съемок, но с проблематикой формирования финала – то есть извлечения морали из этой затянувшейся басни.

Стилистика финала должна резко отличаться от предыдущих серий и быть не столько сезоном сериала, сколько многосерийным, но единым по замыслу и общей композиции фильмом. И фильм этот должен подняться на уровень обобщения основных смысловых линий сериала и до напряжения трагической развязки с финальным катарсисом. Всё иное оказалось бы пшиком. Заложенная в сериал идеология должна проявиться в кристаллизованном виде, и кристалл этот должен быть вдолблен в умы зрителей с помощью основного инструмента, которым работает трагическое – страха. Соответственно, масштабных картин бедствий и катастроф, крушения надежд и гибели героев не избежать. Бытовой натурализм, легкий юмор, сложно закрученная интрига, неоднозначность и внутреннее развитие героев, неожиданные рокировки и повороты – всё то, с чего начинался сериал – должно уступить место простоте линий, цельности характеров и монументальности общей развязки. Разумеется, на наилучшем доступном уровне зрелищности – битвы горынычей и всё такое.

В наиболее общем виде, скорее всего, нас ждет атеистическая пародия на апокалипсис, то есть «временные (хоть и пугающие) трудности» на пути ко всё большему довольству и счастью трудящихся. «Горько-сладость» финала будет касаться судеб любимых зрителями героев, любовных историй, трагических смертей и тому подобной мелодрамы. Уже на уровне регионов и династий будет наблюдаться «кисло-сладкий» баланс. Кому-то будет кислей, кому-то слаще, но баланс, стабильность (и надежда на  будущее) на острове Вестрос будут восстановлены, пусть лишь финальным символическим намеком, но совершенно ясным. Разумеется, произойдет это по итогам большой жертвенной борьбы с «мировым злом». Усложнять и проблематизировать образ этого «зла» никто особо не будет, «нежить есть нежить», да и формат блокбастера обязывает к тому, чтобы не уклоняться от классической линии на победу добрых молодцев и красных девиц над чудом-юдом.

Поэтому я бы обратил внимание на завершение отдельных сюжетных линий и контуры «общей морали басни», а также на судьбы ведущих правящих семей и крупных регионов. Ниже очень тезисно об этом.

В рамках глобальной коллизии будет достигнута НЕокончательная победа над глобальной угрозой – не теряй бдительности, брат дозора! Послание миру от Джона и Дени: мы решим глобальные проблемы, построим устойчивый к кризисам миропорядок. При этом, возможно, будет выявлена рукотворность каких-нибудь древних причин кризиса «Долгой Ночи», но по известному принципу «исполнитель убит, заказчик не найден», то есть «в настоящее время виновных нет», «дело давнее».

Глобальный Кимченын Тэпходон будет героически и со значительными жертвами побежден «прогрессивным человечеством» - капитально, но не окончательно, то есть самого кощея шлепнут со сказочным размахом в битве драконов, но корни зла отползут на  «север» и затаятся до срока. Шоу маст гоу он. Интрига недосказанности и открытость сюжета для неоднозначного будущего просто необходимы для ощущения реалистичности и сохранения остаточного напряжения зрителей, возбуждающего пост-рефлексию. Любой «конец истории» вызывает ощущение наивной сказки. Общее настроение финала – пережили катастрофу, будем жить.

Власть в посткризисном Вестеросе будут наследовать Старко-Таргариены – т.е. евро-британская элита. Но, надо думать, после героической жертвы, этой жертвой и легитимизируя власть своего наследника. «К новорожденному будь благосклонна, с которым на смену роду железному род золотой по земле расселится».

Неизбежен романтическо-мелодраматический триумф британской элиты: сохранение старковской власти на Севере, сакральное самопожертвование «во имя мира» отдельных членов династии. Династия Старков продолжится (Леди Санса и… Тирион?), и им будет принадлежать не только Север, но в нерасторжимом союзе с Таргариенами – весь Вестерос. Все ключевые северные персонажи (Старки и их союзники) либо героически погибнут, спасая мир, либо выживут и найдут себе жизненный путь по душе, вплоть до красивого ухода за линию горизонта.

К власти (вассальной) в европейских королевствах придут таргариено-старковские сподвижники: услужливые Тарли во Франции, мужик Джендри в Германии (зачем-то его вынули же опять из лодки); Талли вернутся в Риверран, несмотря ни на что (Бринден выживет, к примеру). Но это будет подано (если будет) намеками и кратко. В целом, британо-американским создателям сериала интересны только дома Старки, Ланнистеры и Грейджои, остальные дома – гарнир. В целом структура Вестероса останется прежней, все на своих местах. Стабильность.

Аша/Яра с Теоном возвратятся на отцовский престол. Первая станет королевой, второй чем-то типа принца Уэлльского. Вассалитет к Старкам.

С Ланнистерами ни в коем случае не «будет покончено», нас ожидает компромисс разновариантной степени гнилости. Но все «хорошие» американцы (Тирион, чакноррис Пес, клинтиствуд Бронн) войдут уверенной поступью в новый лучший мир (либо с честью погибнут). В их лице американцам предложено остаться в этом мире на одной из ключевых ролей – «здоровой (то есть скромной, умеренной и послушной общим правилам игры) части» американского мира будет гарантирован «золотой мост» в будущее.

Эссос будет предоставлен его судьбе, «неинтересно». «Безупречные» погибнут все до единого Червя. Ничего иного им не остается. Может сохраниться малый остаток – он отправится к миссандеям в Африку (Наат) подальше с глаз из сердца вон. Дотракийцы… полягут в войне и рассеются.

Печальная судьба и у Золотых мечей, за которыми поехал Эурон – они осрамятся, запутаются, предадут и сгинут (с позором сбегут).

Драконы будут принесены в жертву ядерной разрядке (очевидно, взаимно аннигилируются). Железный банк, думаю, явит себя с какой-нибудь подлой стороны, но в нарастающем масштабе конфликта всё «браавосийство» резко обесценится.

Мелисандра идейно обанкротится, уйдет в тень.

Итого: все элементы, силы, персонажи эссосского происхождения либо будут исчерпаны как ресурс – глупо погибнут, закрывая собой пулеметы, либо придут к позору, поражению, аннигиляции.

Обе пары – Джон с Дейнерис и Джейме с Серсеей – вероятно, погибнут, знаменуя сход с политической арены «старого» (современного) поколения, но разного качества смертью и с разным заделом на будущее: первые героически и оставив наследника, вторые – бесславно и бездетно. Продолжателем дома Ланнистеров будет Тирион.

Вот так, вкратце.

Эпилог

Мир меняется, и через какое-то обозримое время мы, очевидно, будем жить в совершенно другом мире. Что будет на самом деле, известно только Богу.

Но кто есть кто в современной ситуации, к чему он стремится и что пытается внушить своим и чужим – всё это мы можем наблюдать. И жизнь, и искусство наполнены самыми откровенными декларациями так, что читать их можно как с листа, если знаешь их язык. Очень полезно знать эти языки, и, не отвлекаясь на низменные эмоции, четче понимать на уровне СОЗНАНИЯ (а не вызывать духов в подсознании), что вкладывается в эти послания их создателями на самом деле. В общем, это означает глубже понять артефакт искусства, на том уровне, на котором, возможно, автор и не хотел быть прямо понятым, а возможно – и сам не до конца понимал, что он творит, ведомый эмоциями и интуицией. Духи подсознания – существа коварные. Выводя их на свет Божий, можно многое разглядеть в них и понять правильно их качество. Увы, очень часто – лукавое. Узкого моря нет, Север отделен от Вестероса морским проливом, а Запад Вестероса с островами Грейджоев отделены от остального мира океаном.

Карты крапленые. Игры не будет.

Политическая мифология Вестероса 10

Метаполитическая философия саги

Помимо вышеописанных достаточно банальных политических коллизий, в саге, а вернее всего именно в сериале, есть и более глубокий, метаполитический (социокультурный) план. Он, как у почти любого современного мейнстримного западного кино, связан с «Проблемой Гендера».
Самый главный секрет этой глобальной проблемы заключается в том, что никакой проблемы нет. Даже стая бродячих собак решает её на раз самым естественным путем. Тем более человечество, не испытывающее ан масс никаких половых проблем в течение всей своей истории.
Кто же и зачем это ПРОБЛЕМАТИЗИРУЕТ?
Причин несколько, но все они связаны с выстраиванием системы глобального управления. «Проблема Гендера» и все присущие ей активничающие педерасты-лесбиянки-трансгендеры-феминистки-фундаменталистки и тутти кванти – это не проблема мужчин и женщин, а вопрос глобального управления мужчинами и женщинами. Почему же?
По следующим причинам:
- для того, чтобы перейти к глобальному управлению от национально-политического, нужна глобально-политическая повестка глобального «полиса» – ею может быть только то, что непосредственно объединяет всех людей земли, и в то же время разъединяет на приблизительно равные по численности и силе группы;
- ответ очевиден: глобальным хозяевам нужен Homo sexualis – человек, помешанный на самом факте различия полов и трагически, напряженно переживающий свою личную гендерную идентичность – это готовый клоун массового типа, управляемый двумя ниточками по Фройду: поэтому в современном мире всё национальное, религиозное, патриотическое (короче, всё в той или иной мере региональное) подавляется, а половое распаляется и расцвечивается;
- вопрос перенаселения Земли тоже нельзя сбрасывать со счетов: возможность оставить потомков всё более превращается в привилегию.

Разве ситуация не ясна кристально? Народам мира предложено подчиниться одной силе, единому центру. В саге вопрос замаскирован, но при малейшем анализе очевиден: господство Дейнерис над экономико-географическим центром Эссоса – Заливом, связи с Вольными городами (которые находятся под явным влиянием Вестероса), контроль стратегических морских путей и прочее, и прочее при едином консолидированном Вестеросе не оставляют рыхлому Эссосу никаких шансов. Вопрос мировой гегемонии Королевской Гавани решается автоматически с консолидацией Вестероса.
Но установление военно-политического господства над миром – только первый шаг, недостаточный для стабильного доминирования. Необходимо переформатировать всё человечество под управляемый понятными алгоритмами стандарт. Нельзя запретить людям быть дорнийцами, гискарцами, дотракийцами и так далее, даже если всюду будет стоять ботинок ланнистерского морпеха. Тут скорее наоборот. Свято место у людей никогда не пустует. Следовательно, задача поставлена так: вытеснить всю старую культурную традицию на периферию общественного внимания более сильным раздражителем. Отсюда проистекает безумный поток всяческой половой девиации в виде шоу, парадов, скандалов, камингаутов и т.п. - проблема не должна давать обывателю расслабиться, он должен быть ею занят, переживать, обсуждать, меряться, размышлять над своей ориентацией, блудомыслить и блядословить. Таким существом можно управлять парой раздражителей: «петушок - курочка» плюс набор специальных тумблеров: «гомо-», «садомазо-» и т.п. Такого рода человечество и форматируется через сериал. Правда, мягко, не по-американски. Нравы американцев скоро уже будут блистать паче времен нероновых. Англичане-то притормаживают: чуть помедленнее, мол, янки, чуть помедленнее. Не надо пропадать с гибельным восторгом в темпе престо, удовольствие надо растянуть. Но все нужные контуры – на месте. Религия в мире Мартина – наглое шулерство и юродство, к которому равнодушны все, кроме карикатурных грязных фанатиков, государства – предмет торговли и узурпации, народы – глупое и злое в целом стадо, занятое самодавом (единственный консолидированный народ представлен живыми мертвецами, ну с натяжкой, может, ещё дотракийцами). Где свет?! От кого спасение???!!!

От волшебной принцессы.
А что же принц?
Он тоже есть, но как бы у него всё сложно.
А принцесса-то покруче него: у неё такие штуки есть – всё спалит!
Ах, она заносчива!
Ну уж не так, как гулящая Серсейка!
Да Серсейка-то поумней всех будет, и хоть циничная, да по-своему честная!
С братом спала!
А что – педики на троне лучше, что ли?!
Фу, сексист-натурал!
А ты-то кто само – феминистко безмозглое?!
+ тонны флуда

Перед детьми поставили разноцветный кубик – к одному одним боком, к другому другим. Идет напряженный содержательный спор. Взрослый подходит, выслушивает апелляции, переворачивает кубик. Спор приобретает интригу, объем. Питание, сон. Потом по новой – о разноцветной пирамидке.
Люди, озабоченные «Проблемой Гендера», перемещаются в фиксированное возрастное пространство – в пубертатный период, когда эта озабоченность является естественным промежуточным шагом развития личности. Но зависание на этом шаге либо скатывание к нему с высоты старшего возраста формирует личность слабую и инфантильную. Управляемую. Себя не уважающую. Разве не видны в идейных половых активистах любого толка молодые курсистки и студентики, мечтающие «отдать себя революции»? Испорченность – по возрасту и опыту, но активизм и фанатизм – неотрефлексированно детские. А управляют этой несмышленой личностью люди совсем иного толка.
По большому счету, подготавливается Всемирная Гендерная революция, призванная снести существующие государства и установить режим глобального господства одного центра силы, модель которого и демонстрирует Вестерос.
Центр силы должен представлять собой Эльдорадо в глазах колоний. Каждый должен находить там предмет вожделений. Вестерос рисуется как (относительно) мягкое, «гуманное» общество, где любой обиженный жизнью или подвергнутый остракизму на родине найдет понимание и приют. Половая жизнь цветет всеми цветами радуги и обещает расцветать и дальше – гомофобам-воробьям дали по сусалам. Этому контрастирует карикатурно «испорченный» и «репрессивный» Эссос – хрестоматийная «азиатская дикость», садо-мазо и массовые сексистские «домогательства».
Идут политизация гендера и гендеризация политики. Гендерный активизм в широком спектре проявлений будет раздуваться и далее, превращаясь в политический лифт, выносящий полезных идиотов в структуры, поставленные обрабатывать обывателя, пока мир будет подвергаться жесткому и быстрому переформатированию. На фоне верещащих от многообразной взаимной половой агрессии масс будет выстраиваться новая реальность их жизни, где отдельный индивид станет беспомощной вошью перед агрессией глобальной, а значит – абсолютно безапелляционной власти. Уровень власти такой структуры над личностью станет совершенно беспрецедентным просто в силу своей полной безальтернативности. Веселая перспектива, нечего сказать. Но к ней идут реально. Причем по железной платоновской закономерности – крайняя демократия оборачивается крайней тиранией.

Заглянем на более глубокий уровень: почему такое стало вообще возможным сейчас? Ответ – в реалиях гипер-информационного общества. Это выглядит парадоксально, но основной информационный переворот, который человечеству ещё предстоит осмыслить, заключается вот в чем: если ранее, ещё вчера, судьба человека зависела от решения проблемы дефицита информации, то есть от получения нужной информации, то теперь – от решения проблемы её избытка, то есть от избавления от ненужной информации. Тут действуют две тенденции: борьба информационных потоков за массовое доминирование и стремление человека выстроить свой индивидуальный информационный фильтр, создающий персонально комфортную и полезную информационную среду. Стахановская мобилизация на строительство Вавилонской башни сталкивается с персональным саботажем, обособлением и локальным окукливанием. Общество рассыпается в своей структуре, на кажущемся фоне мощнейшей культурной унификации люди перестают понимать друг друга вплоть до самозарождающихся языковых (сленговых) барьеров. Этот процесс происходит на всех уровнях и ведет к тотальной приватизации и трайбализации всех аспектов общественной жизни, а общецивилизационный культурный план жизни проваливается в Аид. Так умирала, к примеру, античность. Да так и Советский Союз развалился: при всеобщем презрении к выхолощенному официозу и гипертрофии частного интереса в ущерб даже минимально разумной общественной кооперации.
Иными словами, на этом пути человечество ждут цивилизационный крах и темные века. И всё из-за чьего-то упорного желания сидеть ханом над ползающими вокруг рабами. По сути, что такое Железный трон, зачем он нужен и КОМУ? Только группе маньяков, наркоманов власти – для МИРОВОГО ГОСПОДСТВА. А какую полезную функцию он исполняет? Что он ДАЕТ странам и народам?  ДА НИЧЕГО. Почему бы странам и народам не жить себе по-старому, враждуя, мирясь, поддерживая баланс интересов и обсуждая глобальную повестку дня в режиме СВОБОДНОГО И РАВНОГО ДИАЛОГА, без великих махатм с драконами и диким огнем? Сказать по совести, единственный политик, который реально имеет не узко личный интерес в занятии Железного трона, но ясно выраженную, хоть и пугающую, глобальную программу – это Король Ночи, не сказавший в кадре ни слова. Никто иной из претендентов, не объясняет своих мотивов яснее, чем «будем править» или несвязного лепета про «новый лучший мир», где все станут паиньками. И объективно только глобальный преобразователь и нуждается в глобальной власти. Сага пытается работать от противного: «дайте Таргариенам мировое господство, чтобы оно не досталось Королю Ночи». «Мы вас защитим.» А от чего, простите? Не от рукотворного ли жупела? Не от наведенного ли вами же психоза? Не те ли мировые проблемы вы героически решаете, которые сами же и создаете? Не ШАНТАЖОМ ли обосновывается претензия на власть в мире? Sapienti sat.


Русский ответ английским сказочникам

Наконец, пришла пора посмотреть на всё изложенное критически. Доселе я просто регистрировал выпуклые параллели и ассоциации и вскрывал разной степени замаскированности политический нарратив от авторов проекта. Теперь время дать некоторую коррекцию мифа, осветить его со стороны, игнорируемой, перевираемой или тщательно не замечаемой авторами-англосаксами. Что мы, русские, можем ответить на эту роскошно прорисованную британскую картинку?

Вот что, например.

История забавная, поучительная. Над концептом потрудились, детали проработали, весьма жизненно вышло. Только чуть-чуть неточно. САМИХ СЕБЯ люди изображают смешно, как смешон почти любой автопортрет, любое селфи: это всегда того или иного рода рисовка-маскировка. Маска. А местами и наглое самооправдание. А местами и джигитовка с бубнами и кинжалами.

Британцы неправильно рисуют свое место в мире. Они никакие не Старки. Все знают, что Север – это Россия. Это Гиперборея греков, это известно от праотцов. Арктическая сверхдержава – судьба России. Это русского Эддарда Старка оболгали и подло убили 100 лет назад со всей семьей, хотя лишь с его помощью была опрокинута агрессия немецкого Sturm-а. Это в русской столице сидят садисты-Болтоны.
А британцы – это островные смутьяны Грейджои, но, увы, теперь без гранд флита. Адепты утонувшего морского могущества. Осьминоги-кракены. Ведь если сам Вестерос – Остров Объединенного Запада, то Остров Острова – это Железный архипелаг, пиратское гнездо. Я думаю, многие добрые британцы сопереживают Теону – этот подлец не может быть не мил сердцу истинного англичанина. Неужели мы увидим Её Величество Яру/Ашу в шляпке из плавника? Но это так, детали. Главный посыл миру от островитян прозвучал в конце 7-го сезона из уст Эурона: если какая глобальная полундра – пересидим на острове, а потом завладеем всем. Что у Серсеи на уме – у Эурона на языке. Но есть одна тонкость: драконы. Остров в век ракетного оружия перестает быть островом. А это существенно усложняет геополитическую конфигурацию. Да и мигранты, в отличие от сериальных зомби, нынче умеют плавать.

Вполне понятно, почему в скрупулезно выписанном европейском мире Вестероса отсутствует даже намек на Россию. Россия – очень неудобное для западного восприятия образование. Очень обидное. Это как бедный родственник, у которого вы жульнически отсудили квартиру и деньги, и утешаетесь тем, что «они ему и незачем, а мне пожить тоже хочется», но ведь в глубине души вам ясно, что вы подлец! От родства-то не отречься, оно ОЧЕВИДНО - и по лицу, и по паспорту, и единственный выход заглушить совесть – не замечать. Какой Ваня? Ах, этот? Ну, не знаю, не знаю. А всё отчего? ДЕЛИТЬСЯ НЕ ХОЧЕТСЯ. Ну, русские говорят: скупой платит дважды.

Хотя, справедливости ради, островитян-расистов тут можно в каком-то смысле понять. Поделиться с русскими благами цивилизации не получится, не переступая через концепцию западного островного эгоизма, т.к. делиться с Россией неизбежно означает делиться и с Азией, а это уже означает выстраивание достаточно справедливого (многополярного) миропорядка в масштабах всей планеты, так как включение в состав Вестероса России в текущих границах немыслимо без формирования огромного азиатского фронтира, поддержание которого в режиме римского лимеса между полисом и варварством не то что катастрофически убыточно, а фактически нереально. Россия ЕСТЕСТВЕННО-ГЕОГРАФИЧЕСКИ не вписывается в западную однополярность вестеросского островного эгоизма. Таким образом, Россия – естественный гарант многополярности и справедливого планетарного миропорядка, противостоящего западному проекту острова-полиса в варварском море. Поэтому и неудивительно, что Россия – это тот существенный элемент реального земного мира, которого англосаксонский «Мир Льда и Пламени» лишен напрочь.

Русским в сериале предоставили дурную альтернативу умереть за британскую Госпожу безымянными солдатами либо быть уничтоженными в качестве нежити вместе с Ледяным Путиным. Ну, потешились сериальщики. Однако, жизнь идет своим чередом, и на глупые выдумки сказочников ей плевать.
Однако, надо сказочникам и спасибо сказать за эпизодически, но рельефно проявляемые откровенность эмоций,  открытость позиции, ясную направленность тезисов. Многое проясняется. Я, например, «братьям»-славянам посоветовал бы присмотреться к тому, а присутствует ли в мире саги хоть какой-то намек на славян? Не на «монголо-финскую Москалию», шут с ней, а на добрых европейских хоббитов-славян. В 8 эпизоде 6 сезона, пожалуй, мелькает что-то: бородатые, в тулупах цвета детской неожиданности дезертиры(!) из шайки(!) «Братства без знамен», повешенные красными робингудами за разбой. Поляки, это вы! Вас жрецы Красного бога в расход пускают – по сюжету вполне за дело, справедливо. Члены международной террористической секты, высокие уполномоченные которых ведут светские беседы с представителями вестеросского истеблишмента, с шутками и прибаутками устраивают очередную катынь. Вас же за псов держат. Остальных славян в Вестеросе и следа нет. Они в Эссосе.
Про африканцев я уж и не говорю. Мы видим блистательную модель мира, где их практически нет. Так, Миссандея из Наата, там бабочки. Всё. Способны ли они понять, что это оскорбление, несопоставимое ни с какой самой отвязной неполиткорректностью? Хуже расизма.

Слабость западной цивилизации, в частности, в том, что она живет не реальным пониманием окружающего её мира, а созданным для собственного потребления мифом. Этот миф долгое время был устойчивой и во многом справедливой оценкой реальности. Но мир меняется, а миф коснеет. И когда ты создал себе из своего соседа персонажа комикса и смотришь на него через очки 3D-кинотеатра, то ты быстро теряешь способность понимать его и прогнозировать его действия - любой миф безнадежно беднее реальности и безнадежно от неё отстает.

Что же касается глобалистского проекта, выступающего за крупномасштабными контурами саги, то следует сказать вот что.
Попытка выстраивания системы глобальной гегемонии в современном мире грешит многими недостатками, но главный из них настолько вопиющ, что делает остальные несущественными. Речь идет о попытке установления АНОНИМНОЙ власти. Эта власть не представлена никем лично, она нигде не располагается, она не заявляет никаких правдоподобных программ, идей и целей и не несет ни за какие свои решения никакой ответственности. Я уверен, что абсолютное большинство людей на Земле понимают, что такая власть может быть лишь подлой и вредоносной тиранией, и никакие доводы разума не могут убедить человека подчиниться неизвестно кому неизвестно ради чего. Разум против этого восстает, потому как известно, что истина являет себя всем при свете дня, а в тайне под покровом ночи творятся лишь злодеяния.
Но тем хуже для разума. Когда дверь разума закрыта, мифотворцы лезут через форточки эмоций. На чем основаны претензии Дейнерис на мировое господство (назовем вещи своими именами)? На внешних данных? Или на том, что она дочь безумного короля, сжигавшего своих подданных заживо, но типа «она не такая»? Допустим, но она не одна «не такая». Что она и только она может предложить миру, кроме установления своего личного господства через «пламя и кровь»? Её личная программа ничем не лучше серсеиной, и соревнуется с ней только по параметру внешней своей «белизны и пушистости». Однако, сохранить анонимность, навязав широким массам прекрасный абстрактный мифообраз «голого короля» (в данном случае голой королевы) в современном информационном мире становится всё сложнее. Информационный монополизм и идеологический диктат уже давно совершенно неэффективны, и из-за сказочных благородных масок то и дело мелькают свиные рыла. В реальности западный истеблишмент чем дальше, тем больше похож не на прекрасную Дейнерис в окружении благородных барристанов, а на Кончиту Вурст в окружении похотливых харви вайнштейнов. И люди это видят. Прикрывать своекорыстное уродство красивой легендой можно долго, но не вечно.
Таким образом, аргумента «от красоты» мало, и включается шантаж: если не Дейнерис, то Король Путин Ночи. Вполне в русле мейнстримной пропаганды глобализма, представляющего себя решателем насочиненных или перевранных «мировых проблем». Но тут-то и тонкий момент, на который напускается эмоционального туману: а что это такое за угроза по своему источнику и причине возникновения? Кто вообще такие Белые Ходоки? Да, в общем-то, это ДЕТИ КРАСТЕРА – того кровосмесителя и детоубийцы, что всю жизнь занимался своим грязным служением злу под добродушным покровительством вестеросских сил безопасности. Это замученные и переделанные в зомби подданные Таргариенов, Старков, Ланнистеров. Это символ совокупного греха западной цивилизации, отгородившейся от неуютного мира, где живут такие же, как и они, люди, глобальной Берлинской (шенгенской) Стеной и вообразившей подобных себе нелюдями и кровопийцами. Только в реальности не на севере, а на востоке, юге и западе. На самом деле, «зомби» для западного обывателя – это не персонажи голливудских страшилок, а многочисленные и озлобленные жители «второго» и «третьего» мира, норовящие разрушить тихий уютный мирок цивилизованного паразита напоминанием о своем существовании. Отсюда и сказочная демонизация толп оборванцев, их полная дегуманизация, сравнивание с гнилью и тленом, угрожающим царству живых (англосаксов).

Но цыганка Мелисандра опять соврала. Встреча Льда и Пламени – это не встреча Дейнерис-Дианы с Джоном-Теодоро, то есть счастливо разрешившийся водевильный мезальянс. Это встреча Дейнерис со своим альтер-эго – с Королем Ночи. Оба – претенденты на глобальную власть, эстетика которых карикатурно противоположна, и именно карикатурностью своей лжива и неубедительна, хотя эмоционально привлекательна для искушенного, но личностно незрелого/неразвитого зрителя. Вообще-то надо помнить, что ни лед, ни огонь с жизнью людей несовместимы, равно губительны. В таком случае благотворна только их взаимная аннигиляция. Но, поднимаясь ещё выше на уровень философского обобщения, не будет ошибкой сказать, что встреча Пламени Дейнерис со Льдом Короля Ночи – это заглядывание в зеркало, это встреча западной цивилизации со своей собственной совестью, давным-давно изгнанной из зоны цивилизационного комфорта за пределы видимости и памяти, но не утратившей страшной обличительной власти над потребителями чечевичной похлебки – власти, одним дыханием своим разрушающей стену многовековой лжи и умолчаний и представляющей ошеломленному обывателю вестеросского суррогатно-декоративного рая цену и вес его собственной жизни и смерти на весах вечности. Собственно, это и есть настоящий Апокалипсис, о котором на расхристанном Западе уже подзабыли. Это момент окончательной истины и для живых, и для мертвых, а отнюдь не ковровое бомбометание с высокоточных драконов по симулякрам «международного терроризма» под пивко у телевизора.

Какого же результата добивается конструируемая мифология новейшего глобального конфликта? Во имя каких идеалов развязана эта оголтелая военная пропаганда? Ведь всем понятно, что никаких «ходячих мертвецов» и ледяных кощеев в реальности не бывает, и назначение противника на роль «нежити» - это обычный идеологический прием «дегуманизации» таких же, как ты сам, людей из плоти и крови, волею судеб оказавшихся по другую сторону линии фронта.
Борьба Запада с Востоком, Нового Света со Старым Светом – очередная братоубийственная бойня, разжигаемая английскими Грейджоями, чтобы подняться по лестнице хаоса к мировому господству. Потом её причины будут списывать на какого-нибудь стрелочника-«мизинца». В бойне с флагами и трубами будут Старки, а полягут их добровольные рабы и доверчивые союзники. А причина – чье-то желание усесться на железный стул.
 Но хочется думать, что нет, не пойдут люди на смертельную борьбу ради красивых картинок. Красивыми картинками нынче никого не удивишь – не те времена. Люди поумнели. А когда за картиночной красивостью не стоит убедительной содержательности, то становится очевидным тот род эстетики, что служит последним прибежищем негодяев и бездарей. Сказать по существу нечего, «покажем голую бабу», «пипл схавает». А в жизни из-под маски милой Дейнерис выглядывает мурло Эурона.

Политическая мифология Вестероса 9

Послание Urbi et Orbi

Возвратимся к выдержке из интервью Джорджа Мартина, приведенной во вступлении. Там не говорится об отсутствии «месседжа», там говорится, что плохо произведение, где он явно выставлен, (и, соответственно, хорошо произведение, где он тщательно замаскирован и воспринимается подсознательно). И всё же нет такой тьмы, которую нельзя осветить, тем более в кино.


Политический расклад последнего сезона

На повестке дня стоит сделка Таргариенов с Ланнистерами посредством незаменимых для этого Виндзоров Старков, но Ланнистеры при этом должны признать свою карликовость в вестеросских делах, т.е. отказаться от претензий на доминирование и разговаривать на равных. Ни Серсея Клинтон, ни Джейме Трамп к этому не пригодны. Это тупиковая инцестная ветвь, символизирующая культурную самозамкнутость и вырождение белой Америки.
Спойлер сценария 8 сезона, где в финале Тирион (Таргариено-Ланнистер по теориям некоторых симпатизантов) несет на руках ребенка Дейнерис и Сноу-Старка-Таргариена демонстрирует один из возможных сценариев вхождения США в «Новый Лучший Мир»: США обеспечивают безопасность обновленной Единой Европе, но не наследуют и не посягают на гегемонию, которая принадлежит наследнику Старко-Таргариену (союзу старой европейской элиты с британской монархией, где «мужем» выступают британцы).
По сути, белой Америке предлагается White-exit из конгломерата «США». С сохранением контроля над всей территорией, но по колониальному образцу, что означает смену идентичности на европейскую и умеренные аппетиты во внешней политике.

В последнем эпизоде 7 сезона сериала происходит генассамблея ООН – в Нью-Йорке, на развалинах ВТЦ. Предмет саммита – попытка убедить США отказаться от идеи эгоистического любой ценой доминирования в западном мире под предлогом необходимости объединения усилий всего Запада для решения глобальных проблем, угрожающих цивилизации в целом. Уговоры подкрепляются демонстрацией силы: на внешнем фоне кажущегося политического кризиса старой континентальной Европы, по видимости так и не могущей оправиться от пост-оккупационного синдрома (обезглавленные штормовики и просторцы плетутся в хвосте ланнистеровской политики, романско-средиземноморский Дорн по сути списан со счетов), объединенная европейская элита заявляет о своей опоре на мобилизуемую ею геополитическую мощь Азии и возрожденную российскую военную мощь (драконы). Ланнистеры требуют гарантий лояльности со стороны Британии, которая в лице незамысловатого Бориса Джонсноу на голубом глазу признается в присяге на верность Евросоюзу, но в то же время в лице ведущего двойную игру британо-американца Тириона такие гарантии Клинтонше выдает (за кадром). (А что, простите, за трогательной сценой воссоединения сестры и брата не последовало политической содержательности, скрытой от зрителя?) Клинтонша возвращается на заседание генассамблеи и прочувствованно заявляет о приверженности идее солидарности всех людей доброй воли перед лицом глобальных угроз. Естественно, Клинтонша при этом лукавит и не собирается отказываться от политики эгоистического американского гегемонизма. Незамысловатый Джейме Трамп слетает с катушек и близок к тому, чтобы испортить сестрице всю игру. Надежды сестрицы связаны, во-первых, с перспективой перенапряжения и ослабления Евразии под грузом глобальных (то есть внутренних евразийских) проблем при отсутствии американской помощи (а вернее, при подспудном американском вредительстве), во-вторых, с поддержкой международного финансового капитала (Железный банк), рассматривающего США как пока что надежнейшую инвестицию, и, в-третьих, с подкупом «второсортных» европейских украин от Прибалтики до Балкан (Золотые оселедцы мечи).
В реальности, надо заметить, братско-сестринский трампо-клинтоновский конфликт в США имеет другую подоплеку: Трамп представляет тех, кто считает, что пик могущества США склоняется к падению, и полагает, что пора «брать банк», т.е. разменивать ослабление своего могущества на построение «Америки грейт эгейн фор американс» (а не сдавать всё за похвалу из-за океана, как Горбачев), а Хиллари, руководители которой имели готовые планы «прыгнуть ещё выше», находится в положении ведущего в партии везучего игрока, которому внезапно ломает всю игру свой же братец. В этом смысле Тирион (шпион Серого Червя!) скорее сойдет за «мини-мы» Трампа. Трамп работает на публику под Джейме, а в реальности ведет политику Тириона: спасти свою семью в грядущем катаклизме.
Итак, обе стороны конфликта «Таргариены – Ланнистеры» стремятся опереться частью на союзников в Вестеросе, частью на ресурсы Эссоса. Американцы опираются на грейджойский авианосный флот, интернациональный браавосийский спекулятивный капитал и украинских наемников с раззолоченными саблями. Для полноты картины не хватает политики провоцирования нестабильности в персидском Заливе работорговцев (Ближний Восток, Средняя Азия), то есть в ключевом элементе Центрального Эссоса. Впрочем, почему бы Ланнистерам не поиграть на этом поле, не «зайти в тыл» Дейнерис? Европейцы-Таргариены, напротив, заинтересованы в стабилизации Эссоса и включении в свою зону влияния ближних (славянских) зон этого континента и стабильные выгодные отношения с дальними. Очевидно, Таргариенам следовало бы сделать Золотым мечам выгодное предложение. «Мечи» по саге - политические эмигранты из Вестероса (вестернизированные балто-славяно-балканские элиты), стремящиеся добиться своего участия в вестеросских, т.е. европейских делах. Включение этих людей в истеблишмент Семи королевств сообщит Вестеросу сильнейшее влияние на Западный Эссос, обеспечив его лояльность в большом конфликте и дальнейшее прочное вхождение в Вестеросоюз, пусть и на вторых ролях. Но если формирование стабильного восточноевропейского «второго мира» в интересах Таргариенов, то оно же оказывается не в интересах Ланнистеров, которые за деньги пытаются набрать себе отряды иуд, готовых принести новую волну насилия в Вестерос, сражаясь против общевестеросских интересов вопреки своей же совести. Ведь наследники Блэкфайров либо опираются на свои династические права, основанные на принадлежности к роду Эйгона Завоевателя, либо кто они такие? Что им могут дать Ланнистеры? Может, железный трон? Только кинуть денежную подачку. В то же время, Таргариены могут даровать прощение и принять их в свое подданство на почетных условиях как их природные сеньоры. Само по себе это уже серьезный посыл украинцам – не связывайтесь с плохими парнями. Если они его не услышат – боюсь, украинцев ждет печальная судьба в новом сезоне.

Подводя итог, можно сказать, что до американцев Ланнистеров стремятся донести следующее:
-  у вас нет глобального проекта; ваше «будем править» - это ваша личная эгоистическая мечта, не способная ни привлечь, ни увлечь западное сообщество в целом; следуя текущим курсом, вы рискуете остаться в изоляции;
-  у вас нет искренних и надежных союзников на Западе: в континентальной Европе ваш гегемонизм терпят вынужденно, но отложатся от вас в любой момент; единственная ваша опора – транснациональный капитал (будет с вами ровно до того момента, пока ему не предложат более надежной и выгодной инвестиции) и наймиты в лице европейских украин, недовольных своим текущим статусом (будут вяло служить вам только за конкретную плату, но, однако, их интересы кровно связаны с Европой, и Европа всегда сможет предложить им больше либо сделать им больнее);
-  вы вырождаетесь как нация на уровне межполовых отношений, вы карлики.
На этом фоне Ланнистерам предлагается кооперация на правах не доминирующего, но равного партнера.


Западная миф-программа

Сериалом предлагается такой учебник истории:
Старая европейская аристократия, обеспечивавшая Вестфальскую систему относительного мира в Европе, является законной претенденткой на глобальное доминирование как обладающая особой харизмой и способностями к выстраиванию справедливого международного и социального миропорядка. Возвышение Германии и немецкая попытка достижения европейского господства (1866 - 1945) привела к разрушению европейского единства в ходе жесточайших европейских войн, падению династий, истощению народов и в итоге к перехвату мирового лидерства американской ветвью цивилизации Запада. Однако, американское лидерство, сверхрациональное, технологически эффективное, но эгоистичное, бездушное и безыдейное, не может привлечь в свой лагерь искренних и убежденных союзников, ибо никто не видит своего интереса в бесправном вассалитете. Оно основывается на страхе (угроза применения силы), лжи (медиагосподство) и денежном богатстве (держателями которого на поверку оказываются международные структуры, а сами США уже в огромных долгах). В итоге, «умная» (лживая, наглая и эгоистичная) ланнистеровская политика США порождает их не декларируемую, но фактическую международную изоляцию. Стремясь удержать господство, они начинают приносить неприемлемый вред самому Вестеросу, раздувают внутренние конфликты, стремятся обезглавить страны Европы и продвинуть к власти своих марионеток, пытаются оказывать давление через вмешательство в азиатские дела. В общем, используют инструменты СЛАБОГО претендента на власть.
В борьбе с «наглыми узурпаторами» «силы добра» опираются на мощь Азии, которая, однако, сама по себе недостаточна для противодействия американской гегемонии, а страны континентальной Европы сильно деморализованы под прессингом США: Германия вообще до потери самостоятельного политического главы (Джендри-Меркель пока не в счет), Франция до кризиса ввиду слабой нерешительной политики, колебаний и внутренних предательств, Южная Европа практически списана со счетов как своенравный и независимый, но неустойчивый и слабосильный регион.
Таргариеновский принцип европейского единства пытается привлечь тем, что выдвигает и реализует программу Большой Западной Интеграции на декларируемых принципах социальной справедливости и гуманизма (борьба с рабством) во всём мире, всеобщей ответственности и усилий в борьбе с глобальными угрозами, великодушного и демократичного управления объединенной цивилизацией Запада. Для завоевания широких симпатий этот принцип должен быть не пустой рекламой, а «шествовать по миру», руководя реальной политикой и давая зримые плоды. Следует заметить, что программа ближневосточно-центральноазиатского умиротворения, с грехом пополам выполненная Дейнерис в сериале, в нашем мире далека от реализации, в том числе ввиду активного ланнистеровского вмешательства в дела Залива.

Сериал моделирует узнаваемую символическую реальность и расставляет оценки, возбуждает симпатии и антипатии. Ланнистерам предрекается (неокончательное, нефатальное) падение, Таргариенам и присущим им Старкам – жертвенная борьба с глобальными угрозами во главе международной коалиции «людей доброй воли». В общих чертах картина совершенно ясна. Остается только дать на неё альтернативную точку зрения. Но перед этим надо сказать несколько слов о «месседже» более глубоком.

Политическая мифология Вестероса 8



Коллизии XX века

Восстание Роберта и Война пяти королей - это комплексный образ мировых войн XX века: германский «Штурм унд Дранг» как внешний драйвер процесса и торжество американских Ланнистеров как политический итог.

Ревность кайзера Роберта к англичанке Лианне, возлюбившей Таргариена (т.е. к претендующей на европейскую гегемонию Англии) знаменует собой движущую силу катаклизма. Результатом неразумной ревности стало падение Таргариенов (т.е. европейской гегемонии как таковой)  и перехват доминирования Ланнистерами.

Как же разворачиваются эти хорошо известные события в интерпретации «Игры престолов»?

1МВ (Первая мировая война)

Начало событий «Восстания Баратеона» (местоположение главных героев) - в Австрии, хотя «Сараево» в саге случилось немного не с теми и не о том. Австрия-Пруссия-Англия (Аррены-Баратеоны-Старки) – противофранцузская ось XIX века, надломленная Бисмарком, а затем порушенная Вильгельмом. Вроде бы, на 1914 год немцы не должны быть союзниками англичанам, но это как посмотреть. Главнейшие фронты 1МВ проходили во Франции и «речных землях», и надо понимать, что сильные французы были так же не нужны британцам, как и сильные немцы. То есть, англичане были как бы в стороне и в душе-то не против, чтобы немцы, французы (и русские) друг друга ослабляли. Нед (у которого замучены, а не просто убиты не только кронпринц (брат Брандон), но и сам император (отец Рикард) не очень-то рвется в бой (не странно ли?), а всё более за сестрой мотается, в отличие от влюбленного кайзера, напрягающего силы в войнах рейха).

Проблема неаутентичности «Сараева» связана с тем, что причины начала 1МВ есть желание плотно залегендировать. Легендировать по удобной формуле «война началась из-за женщины» повелось ещё с тех времен, когда желание пограбить малоазийское побережье и втоптать в пыль усевшегося на Геллеспонте торгового конкурента обосновывалось супружеской изменой спартанки Елены. Однако же, Троянская война послужила толчком к плавному, но неумолимому краху микенской цивилизации – победив Илион, ахеяне разрушили и свой мир: многие герои полегли под его стенами, Агамемнон получил нож в спину, Менелай – египетские злоключения, Одиссей – долгие странствия и страдания. Уже у Гомера данная война имеет ясный смысл катастрофы, резко ослабившей микенскую цивилизацию и вызвавшей закат древних ахеян и смутные века. Так же современные европейцы воспринимают 1МВ – как трагическую ошибку и закат европейского господства. В такой ситуации искать внутренних врагов и виновников контрпродуктивно и самоубийственно. Лучше состряпать сентиментальную легенду о цепочке любовных страстей и роковых случайностей, когда действующие лица понятны, но виновен каждый по-своему и расплата настигает всех.

Тезис «восстание Роберта основано на лжи» - ясно звучащее в саге «откровение» о прошлом. Но в чем эта «ложь» заключается? В романтической оправдашке: «это Лианна с Рейгаром добровольно, по любви». Однако, это дамско-кухонная оправдашка. В мире династических браков отказ главе государства от ранее данного матримониального обещания – это разрыв межгосударственного союза. Англичане кинули немцев – вот ситуация в сухом остатке. Причем обставлена она была так, как будто бы виновата европейская ситуация как таковая (Рейгар), «так сложилось», «ах, женское непостоянство», а «друг Нед», «разделяя возмущение» товарища, способствовал его агрессивной реакции и подталкивал к развязыванию большой европейской войны. Основные ТВД войны – Простор, Речные земли, Штормовые земли (т.е. Франция, Бенилюкс, Германия). Север (Англия) не затронут, он только посылает «на континент» ограниченные контингенты войск. Интересный сюжет.

Кто в итоге оказался в выигрыше? Въезд в конце войны «на белом коне» в столицу Европы отсиживавшегося поначалу Тайвина Ланнистера и уничтожение детей-наследников Таргариенов (символ европейского мирового гегемонизма) - отличный образ итогов европейской бойни. Европа проиграла в целом. Вроде, нестыковка: в саге немцы добились своего – королем Европы стал кайзер Вильгельм II. Но так ли это по сути? Кто реально управляет делами Вестероса, кто в Малом совете? Кто контролирует деньги? И кто контролирует будущее династии – не Серсея ли? Не разгромила ли Серсея кайзера Роберта в постели куда как сокрушительнее, чем Тайвин, отбивший атаку фюрера Станниса на Лондон? Что в результате: американцы оставили Европу без европейского гегемона, впоследствии впихнув на трон по итогам войны пяти королей за германское наследство (это уже 2МВ) заранее заготовленных своих, американских бастардов. С одной стороны, подчеркивается, что стоявшие в стороне Ланнистеры перехватили скрытое, мягкое, но могущественное влияние на ослабленную войной Европу, поощряя подпитываемую кредитами Германию к гегемонистским амбициям для дальнейшего разжигания европейского противостояния, а с другой стороны – ясно выставляется НЕЗАКОННЫЙ и порочный (бастарды) характер американских претензий на роль мирового гегемона. В межвоенной ситуации опустившийся и безвольный Роберт уже, скорее, не кайзер, а рейхспрезидент Гинденбург.

Роберт Баратеон передает эстафету Станнису

Невилл (Нед) Чемберлен фюреру Станнису (через ворона-переводчика): «Дорогой Станнис, а дети Роберта-то бастарды, тебя хотят обойти, занимай Судетскую область»

2МВ (Вторая мировая война)

Похождения Баратеонов в Войне пяти королей (2МВ) поражают своей рельефностью. Сначала немцы связались с Францией, но не смогли её удовлетворить, в результате чего ветренная «королева Марго» метнулась в антигитлеровскую коалицию. Адольф Станнис устроил «ночь длинных ножей» незадачливому братишке,  попытался штурмовать Альбион с моря и потерпел неудачу ввиду американской помощи и чутка французского сопротивления. Далее заклятые западные партнеры всё-таки перенаправили неудачливого Гитлера на самоубийственный Дранг нах Остен Норден (с точки зрения внешней, антуражной логики саги это наиабсурднейший шаг как для самого Станниса, так и для давшего денег Железного банка – но, очевидно, не для его анонимных акционеров). В результате забравшийся в снега фюрер послужил чужим интересам (геноциду «одичалых» русских), опозорился казнями и мучительством как чужих (Манс), так и своих (Ширен) и сгинул со всем войском от холода и голода под северным Сталинфеллом, получив от хрестоматийной немецкой валькирии Бриеннгильды «удар милосердия». Припечатали. Нюрнберг.

Партайгеноссе Мелиссандра вышла сухой из воды, вовремя начав сотрудничество с «союзниками», а верный соратник вождя Давос… ну, как бы это сказать, изначально не засланный ли к немцам казачок? «Привез луку» Веймарской республике. Парень, послужив на первых ролях Баратеонам, легко и непринужденно переходит в истеблишмент Старков, затем допущен в высший совет к Дейнерис и шутит с Джоном, что не прочь перейти к ней на службу. А шутит ли? Может, ориентирует неопытного в гроссполитике принца в «правильном направлении»? Ну, не бывает же в жизни таких кульбитов: сначала председатель правительства Германии, потом высокопоставленный чиновник при английском «Короле Севера», потом… потом посмотрим. Происхождение-то у парнишки залегендированно: «Блошиный конец», т.е. ниоткуда, документы заполнены со слов заявителя.

Нетрудно видеть, что истинными выгодополучателями от обеих этих политических коллизий выступили американцы Ланнистеры: сначала установили теневой контроль над Вестеросом за спиной короля Роберта, а потом прямо пошли на узурпацию пан-европейского Железного трона (оккупационный статус Европы по итогам 2 МВ).

Великобритания сыграла важнейшую роль в провоцировании мировых войн XX века (что англичанами всегда отрицается, но в чем признается сериал) и в результате много потеряла, подарив глобальную гегемонию Капитолийскому утесу.

В каком-то смысле британцы-Старки через сериал покаялись за развязывание мировых войн, ведь Война пяти королей была в немалой степени спровоцирована Кейтилин Старк, а восстание Баратеона  было прямо поддержано Севером.

Теперь в отраженном мире сериальной вселенной англичане жалеют об ошибках, но лукаво не признаются в собственной шкурной мотивации, застившей глаза при совершении этих ошибок. Хотя в 7 сезоне сериал уже проговаривается («восстание Роберта основано на лжи»), но пепел будут сыпать целиком на недалекого немца Роберта, а святой Нэд Старк пошел де на развязывание войны по благородному заблуждению - «токмо волею пославшей его сестры». Британцы на самом деле сожалеют, что вместо равного британо-европейского альянса «Рейгар-Лианна», которому была суждена гегемония, они пошли на провоцирование кайзера Гогенцоллерна-Баратеона на военное решение клубка европейских противоречий. В итоге это привело к падению Таргариенов, т.е. к проигрышу Европы в целом и к пожинанию плодов европейской бойни американцами-Ланнистерами.

Переход к современности

Сколько-нибудь узнаваемого описания современной исторической ситуации ждать нечего. Как любой учебник истории становится тем более деликатен, обтекаем и по сути пуст, чем ближе к современности, так и любое полемическое (хоть и художественное) произведение тем более переходит от достаточно правдивого нарратива к пропаганде, агитации и мифомоделированию, чем ближе вопрос касается текущей повестки дня.

Поэтому об итоговых смыслах драматической коллизии и посыле в будущее следует говорить отдельно и особо – в заключительном разделе.